Печать
Категория: Постскриптум
Просмотров: 2513

Юрий КОЛЮКИН
12.10.2013 г.

Помню, на одном из первых уроков в начальной школе учительница первая моя сказала, что «русский язык – один из самых живых, самых гибких и самых выразительных языков в мире». Не знаю уж, сама она придумала эту не очень оригинальную фразу или кого-то процитировала, но с сутью не поспоришь. И чем дольше живешь, тем больше убеждаешься в правоте этих слов. С каждым днем мы все больше «выгибаем» родной язык, стараясь оживить его запредельной выразительностью.

Вот смотрите: до недавнего времени слово «придурок» считалось нехорошим и даже несколько оскорбительным – а сегодня я его пишу без всякого стеснения, поскольку в самое ближайшее время его вполне могут филологически узаконить. А то как же, ведь слово это на всю огромную российскую аудиторию (с помощью СМИ) произнес сам президент Владимир Владимирович Путин! И если раньше я думал, что характеризует оно, например, героя Савелия Крамарова из «Неуловимых мстителей», то теперь знаю, что таким словом может называться ученый, высказавший в Интернете собственное мнение насчет международного контроля над Арктикой.

Не менее виртуозную «загогулину» выдал на днях и другой видный российский деятель, председатель Государственной Думы Сергей Нарышкин, заявивший во Франции на Парламентской ассамблее Совета Европы, что «права людей с нетрадиционной сексуальной ориентацией ровно такие же в России, как и права тех граждан, которые поддерживают и практикуют традиционные сексуальные отношения». Отбросив первую часть изречения, сделаем вывод: вот, оказывается, как теперь это дело называется – «практиковать традиционные сексуальные отношения»! Обязательно запомните сию умную фразу, чтобы достойно сделать предложение своей второй половинке.

Поистине наш язык – самый живой и самый выразительный! И если уж высшие лица используют его гибкость на всю катушку, то как ответственным товарищам на местах не попробовать себя в этом благородном ремесле? Сейчас в Семенове работает представитель предприятия «Управление отходами-НН» (городецкого полигона по переработке ТБО) – заключает договоры с предприятиями и организациями. Так вот, в договорах тех само «Управление отходами» называет себя безобидным словом «переработчик», наше предприятие «Благоустройство города», чьи машины вывозят отходы, нарекает мусороперевозчиком, а всех нас с вами в этих бумагах именует… мусорообразователями! Прочитаешь такой документ – и тошно становится: не живем мы, выходит, а только и делаем, что мусорообразуем.

Хотя знаете, в чем-то юристы, корпевшие над этим договором, и правы. Даже в плане великого и могучего русского языка – сколько в нем сейчас разного мусора! И день ото дня мы его только добавляем, то есть «образуем». Так что не пора ли нашему языку и впрямь на переработку – хотя бы частичную?