Ирина КОЛОБОВА
Фото Александра ЮРЬЕВА
11.08.2021 г.

Читатели, наверное, частенько задумываются, как мы выбираем героев для своих материалов. Признаюсь: иногда действительно приходится изрядно подумать и повыбирать. А иногда герои сами совершенно случайно встречаются на пути.

Вот, например, спасатель на нашем городском пляже. Такая профессия – можно сказать, ноу-хау для Семёнова, как и сам пляж – официальный, благоустроенный и очень привлекательный для любителей отдыха на воде. А рассказать о спасателе Викторе Пряхине мне захотелось сразу же, как только я увидела его при исполнении своих должностных обязанностей.

Этот человек с атлетической фигурой в белой футболке с надписью «Спасатель» с первого момента привлекает внимание. Во-первых, сразу же как-то спокойно становится: вот она, река, манит тёплым песочком и тихим шелестом в своё благодатное лоно – глубокое, не всем знакомое, опасное. А вот он – спасатель, значит всё нормально, можно плыть подальше и плескаться сколько угодно – спасёт, если что. Во-вторых, он – наш спасатель, просто всем своим видом внушает доверие – точно спасёт. И не только от случайностей на воде – и на берегу он не проходит мимо ни одного нарушения.
Вот пример: сижу я в качестве отдыхающего на нашем пляже, и вдруг благодушное настроение от созерцания озёрных красот нарушается громким отборным матом. По голосу, кажется, молодая женщина ругается. Оборачиваюсь – нет, не женщина, а мальчишка лет двенадцати разговаривает по телефону, а рядом стоящий помладше, с восторгом смотрит ему в рот. Ну, думаю, сейчас подойду, пусть на грубость нарвусь, но замечание сделаю. Не успела. К парочке малолеток спокойным шагом уже направился спасатель.

Я даже не слышала, что он им говорил, видела только их покрасневшие лица и глаза, как у нашкодивших щенят. Класс! Я так и сказала: «Респект вам, Виктор Иванович». Я-то уж знала, что это Виктор Иванович. Виктор Иванович Пряхин, личность широко известная в узких кругах. Если, конечно, нашу «Хохлому», где Виктор Иванович отработал двадцать лет, можно назвать узким кругом.
Вот так герой и нашёлся. Познакомимся поближе.

Предположить, что Виктор Иванович – коренной семёновец, очень сложно, его мягкий говор с характерными белорусскими оттенками этого не позволяет.
- Я на Брянщине родился, – подтверждает мои догадки Виктор Иванович, – у меня метрика даже на белорусском языке была заполнена. Потом переписали, когда Брянская область вошла в состав Российской Федерации. Жили мы в посёлке рабочего типа – Рамасуха называется. В семье шестеро детей. Нормально жили, как все. После школы я в политехнический техникум поступил. Дальше – армия, Балтийский флот. А после армии решил поездить, поискать для себя место. Нашёл в Смоленске. Там мебельная фабрика была очень известная, туда и устроился. С 1987-го по 1995-й там работал. Женился, сын родился. Но с начала девяностых стало понятно, что надо что-то менять, – трудно стало. Да и угла своего не было, в общежитии жили. Вот жена и предложила к ней на родину перебраться, в Семёнов. Ольга тоже на нашей фабрике работала, её туда по распределению направили после Семёновского техникума. Понимали, что и в Семёнове на тот момент жизнь была не сахар, но зато жить было где. Поехали.

Виктор Иванович признаётся, что вначале не особо приглянулся ему наш город, говорит, люди здесь совсем другие, сложные.
- У нас люди как будто добрее, что ли, отзывчивее, а здесь очень закрытые. Я, конечно, понимаю, что географическое положение очень сильно влияет на менталитет населения. На юге люди всегда были мягче, так ведь и климат к этому располагает, природа многое даёт человеку, не приходится всё время бороться за кусок хлеба. На севере по-другому – здесь всё нужно добывать с большими трудностями. Вот народ и суровеет. Хотя всё это ерунда, люди везде есть разные.

Хорошая физическая форма, три года службы на флоте и вообще, характер подтолкнули Виктора к службе в пожарной части. Прослужил четыре года и всё же вернулся к работе по специальности, устроился в «Хохлому» старшим мастером экспериментального цеха.
- У нас хороший был коллектив, –  вспоминает Виктор Иванович, – и работа интересная, все самые сложные заказы мы выполняли. Надо было не только руками, но и головой работать, творить. Механическая работа, когда возле станка одну и ту же операцию целый день выполняешь, не для меня. Потом начальником цеха назначили. Мастеров у меня не было, один на весь цех, но в этом есть и свои плюсы. Вообще жизнь в «Хохломе» была интересной, и работа, и мероприятия разные. А потом всё начало рушиться. Жаль.

Рушилось всё, кроме характера Виктора Пряхина и его уверенности в себе. Он никогда не шёл на компромисс со своей совестью и пониманием долга.  Вообще всегда отличался какой-то внутренней интеллигентностью, порядочностью, спокойствием, что отмечали и руководители, и коллеги, и подчинённые. Неконфликтный, абсолютно без вредных привычек, справедливый. Этакий экспериментальный начальник экспериментального цеха. Работать в этом цехе под его руководством всегда было престижно. Бывшие подчинённые его до сих пор вспоминают добрым словом. Виктор Иванович во всех спортивных мероприятиях всегда первым был, хотя спортсменом себя не называет.
- Я физкультурник, а не спортсмен, – уточняет Виктор Иванович, – спортсмен – тот, кто даёт результаты, а у меня какие результаты?
Ну, это уж просто скромность, результаты всё же неплохие, стоит только взглянуть на его физическую форму.
- Да, здоровый образ жизни – это мой образ жизни. Я, например, никогда не любил автомобили, предпочитаю велосипед. Лыжи очень люблю.

Наверное, именно эти результаты стали поводом для предложения Виктору Ивановичу поработать в ФОКе, которое он получил в 2019 году.
- Не знаю, я ведь там не тренером работаю, а главным инженером.

- А мне лично кажется, что в ФОКе даже уборщицы не простые, а с физкультурным уклоном.
-Так ведь там сама обстановка располагает. Люди приходят и попадают в другой мир, где есть все возможности повернуть свою жизнь в правильную сторону. Стоит только захотеть.

- Вам не пришлось поворачивать свою жизнь в другую сторону, когда согласились стать профессиональным спасателем?
- Не пришлось, но сказать, что я этому очень рад, не могу. Всё же я технарь, мне нравится заниматься своим делом. А работу спасателя я выполняю хорошо, с соблюдением всех обязанностей, но без особой любви. Интересно стало – захотелось попробовать.
Никогда у нас в городе не было пляжа, не было спасателей. Отучился на курсах, и вот спасаю.

- Многих спасли?
- Бог пока миловал, больших бед не было. Но несколько раз пришлось предотвратить. Пришли двое на пляж, сестра с братом, ей лет шестнадцать, ему – четырнадцать. Она, вроде бы, умеет плавать, а он боится. Она его потащила за собой туда, где глубже, он как потерял опору под ногами, так и запаниковал. Смотрю, дело плохо, пришлось пару раз нырнуть, чтобы вытащить пацана. Хорошо ещё не сильно наглотался. Самое страшное на воде – паника, но от этого уберечься трудно, даже невозможно. Человек, как только наглотается воды, потеряет доступ воздуха, так моментально тупеет, он уже не может мыслить адекватно, страх за жизнь полностью перекрывает кислород к мозгу. Вот тогда и хватаются за соломинку. Однажды дедушка с внуком тоже расшалились. Дед, уже сильно немолодой, разгорячился, поднырнул под внука раз-другой, да и потерял равновесие, испугался, а внук ещё сильнее. Пришлось обоих из воды выталкивать и к берегу тащить.

Спасатель на водах всегда рисуется этаким загорелым атлетом с мегафоном в руках и биноклем. У нашего спасателя из всех этих атрибутов только первое, то есть фигура и загар.

- У нас пляж первой категории, то есть размер его не превышает 500 квадратных метров. А это значит, что здесь не мегафон, не бинокль не нужны, можно всё глазами увидеть, и без усиления звука крикнуть.

Виктору Ивановичу даже кричать не приходится, его отдыхающие, кажется, понимают с первого взгляда.

- Не все понимают, приходится иногда и полицией припугнуть. Отдыхают-то все по-разному. Но надо отдать должное, порядка на пляже стало больше. Нормальные люди даже бутылку пива, если и принесут, то не афишируют. А есть и другие, им закон не писан. Орут, сквернословят, даже дерутся. Приходится вмешиваться. А уж что после себя по вечерам оставляют… Каждое утро огромные пакеты собираю. И это кроме ежедневной, по графику, двухразовой уборки. Но ждать уборщиков иногда нельзя, особенно когда стекла набьют, очень опасно.

Я же говорила, что Виктор Иванович не только на воде спасает. Только вот он никак не смог или не захотел припомнить, сколько случаев спасения было в его жизни, скольких людей он уберёг от неверного шага или даже беды. Даже котёнка с перебитой лапой или птенца, упавшего из гнезда не помнит. Но уж этого совсем не может быть, такие случаи есть в жизни каждого человека. Ну, или почти каждого. А вот кто-то из его бывших работников помнит, как их спасал Виктор Иванович, помнят и благодарят.
- Да какое это спасение, – возражает Виктор Иванович, – это просто моя работа. Бывало, что и выпивали парни, и рисковали работы лишиться. Если видел, что от кого-то толк на работе есть – заступался.

Хоть и говорит Виктор Иванович, что не очень-то нравится ему его новая служба, но она его точно увлекла, задержаться за разговором даже на минуту он отказался категорически, служба ждёт. А, может, это просто его врождённое чувство долга, которое не позволяет выполнять свои обязанности спустя рукава? Так или иначе, но мы-то уж точно в выигрыше, у нас есть на пляже надёжный спасатель. Похоже, даже природа с этим согласна, поскольку не торопится отпускать настоящего профессионала, подкидывая ему всё больше и больше работы. Я имею в виду погожие деньки, которыми радует нас нынешнее лето.


Система Orphus
Комментарии для сайта Cackle

   
   

Август 2022
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4
   

Мы в соцсетях

Комментарии  

   
© «Семёновский вестник» 2013-2019
php shell indir Shell indir Shell download Shell download php Shell download Bypass shell Hacklink al Hack programları Hack tools Hack sitesi php shell kamagra jel