Печать
Категория: Наши люди
Просмотров: 2711

Ирина КОЛОБОВА
Фото Александра ЮРЬЕВА
03.07.2021 г.

В этом году ГИБДД отмечает 85-летний юбилей. Ежегодно в этот день люди, по долгу службы призванные следить за безопасностью на российских дорогах, меняют пыльные рабочие одежды на парадную форму. И получают от водителей огромную порцию позитива, уважения и признательности.

Даже нарушители, которым, может, не раз доставалось от строгих «гайцов», улыбаются и машут, приветственно сигналят и говорят добрые слова поздравлений. Это подтверждает и герой нашего номера подполковник милиции Фёдор БУРЛАЧКОВ.  Кому, как не ему, более тридцати лет отдавшему службе в ГАИ, знать об этом наверняка.  

Дорога манила всегда

Фёдор Николаевич и сейчас, выслужив солидный срок в автоинспекции, продолжает следить за порядком на дорогах, проверяя  автотранспорт на способность к безаварийному движению.
Видно, рождённому гаишником не так-то просто покинуть свой пост.
- Работать в ГАИ я мечтал с детства, – вспоминает Фёдор Николаевич. – Даже не знаю, откуда взялось это желание, но мне очень хотелось. Вроде, и машины своей у нас не было, и ездил по дорогам я нечасто. Да тогда вообще машины были не просто редкость, а настоящая диковинка. Правда, мотоцикл у отца был, «Урал», и мне всегда нравилось смотреть, как он его чинит, ухаживает за ним. Всегда я старался помочь, что-то подать, а уж как мне нравился запах бензина! Казалось, лучшего аромата просто не существует. Но всё же больше меня привлекали автомобили. У меня дядя на пятьдесят первом «газике» работал, иногда меня брал с собой. Помню, перевозил он солому и позволил мне в поле сесть за руль, – я даже передать не могу своего мальчишеского счастья. Вот и «заболел» я машинами.
В начале шестидесятых, на которые выпало детство Фёдора, это и не редкость. В сочинениях на тему «Кем я хочу стать» многие писали «космонавтом», но в душе-то каждый мальчишка хотел сесть за руль автомобиля.
- Мы жили на улице Осипенко, – продолжает вспоминать Фёдор Николаевич, – в садик не ходил, меня, как говорится, воспитала улица. Так хорошо воспитала, что любимым нашим развлечением было прицепиться к автобусу и мчаться с диким восторгом по зимней дороге на 50 лет Октября. Поэтому в школе мне было трудновато привыкать к дисциплине, я вообще не особо общительным был парнем. Но учительница наша, Галина Николаевна Федосеева, так здорово умела подбирать ключики к каждому ученику. Тут и друзья появились, и учился я неплохо. Любимым местом был, конечно же, наш парк, особенно стадион. Спорт я очень любил. Когда подошло время профессию выбирать, в семье начались споры. Я уже узнал, что в Горьком есть автодорожный техникум и хотел только туда. Но мама категорически отказывалась отпускать меня, говорит, вон наш техникум есть, туда и иди. А отец встал на мою сторону. Он у нас хорошим столяром был. «Я, – говорит, – тебе сам стружки-то сколько хочешь настрогаю, а сын пусть по своей дорожке идёт». Вот я и пошёл.
Трудновато было семёновскому парню поступить в этот престижный техникум, конкурс туда всегда зашкаливал, особенно на факультет технического обслуживания и ремонта автомобилей.
- Но я поступил, хоть и сдал первый экзамен на тройку. У меня вообще 3 – любимое число, вернее 13,  – наш собеседник. – Родился я 13 февраля, первый вступительный экзамен сдавал тринадцатого, и билет мне попался № 13. Со мной ещё один парень из нашего района поступал, Иван Ильин, мы потом и служили вместе.
И вот 1 июля защитил я диплом, а 9-го, побритый наголо и с рюкзаком за плечами, отправился на призывной пункт. Служил под Выборгом, конечно же, в автодорожных войсках. Хорошая была служба. Меня командиром отделения автороты назначили. Демобилизовался  сержантом. Пришёл домой и сразу же о работе задумался. Попробовал в милицию устроиться – не получилось. В пожарной части поработал, во вневедомственной охране. Но мысли о ГАИ не отпускали. И вдруг меня-таки позвали на службу в РЭП. Принимал меня на работу Геннадий Александрович Артюхин. Так началась моя служба, о которой я мечтал с детства, но совершенно не представлял, что это такое.

Тяжела и неказиста жизнь простого гаишника

Да, далековата от детского идеала была служба простого гаишника. Красивая форма и полосатый жезл в руках – это только картинка, а на самом деле…
- На самом деле было сложно. Хоть в те времена на одну машину в день приходилось по 15-20 мотоциклов, аварий и разного рода ДТП было значительно больше, чем сейчас. Дороги, все помнят, какими были, автотранспорт тоже далёк от совершенства. Тяжелее всего было, когда в авариях гибли дети. Тут даже не скажешь, много или мало их было. Одна трагедия – это уже очень много. Да и без аварий наша служба мало у кого вызывает положительные эмоции. И обиды были, и оскорбления, и даже угрозы.
Тем не менее, вряд ли найдётся в нашем округе человек, который вспоминает Фёдора Николаевича Бурлачкова недобрым словом. Вроде как, сотрудников ГИБДД у нас недолюбливают. Но Фёдор Николаевич невероятно талантливо умеет общаться с людьми, и на чаше жизненных весов сделанное им добро не просто перевешивает, оно почти не имеет противника.
- У нас в РЭПе женщина работала, – рассказывает он. – Мне тогда 25 было, а ей, как мне сейчас, – 65. Она частенько нас, молодых, к себе в гости приглашала, и помню, висело у неё на кухне полотенце, а на нём написано: «Жизнь дана на добрые дела!». Может, тогда, в молодости, я не очень задумывался над этими словами, а теперь знаю, хоть и подсознательно, но я выбрал их своим девизом. Теперь я точно знаю: чем больше отдаёшь добра, тем больше получаешь.
Конечно, сотруднику ГАИ, а впоследствии начальнику этой службы частенько приходилось «обижать» водителей лишением прав, прочими наказаниями, но в его случае люди, вопреки поговорке, помнят только хорошее.
- Вот буквально перед вами пришёл к нам на станцию техобслуживания человек, – рассказывает Фёдор Николаевич. – Вроде, где-то я его видел, а где, не могу вспомнить. А он говорит: «Помнишь, Николаевич, как ты мне помог в каком-то там году?» Приятно, не скрою.
За разговором о любимой службе мы совсем забыли про личную жизнь нашего героя.
- Ну, что, личная жизнь, как у всех, –  говорит наш герой. – Познакомились мы с супругой Надеждой, как и вся семёновская молодёжь нашего времени, в ДК на танцах. Она меня в армию провожала, писала, даже приезжала один раз. Когда пришёл из армии, о женитьбе даже не задумывался, но тут отец сказал своё веское слово, дескать, нечего гулять, надо определяться. А мы тогда ох как слушались родителей! Да он ещё пообещал вместе с бабушкой подарить на свадьбу «Жигули», и слово сдержал. Женились, и сел я в первый раз в жизни за руль собственного автомобиля. Лет десять я на своей зелёной «шестёрке» ездил. Замечательная машина.
А потом с интервалом в семь лет в семье Бурлачковых родились два сына – Олег и Павел. И оба пошли по стопам отца.
- Я думаю, что ничего особенного в этом нет, во многих семьях, где дети видят работу родителей, выбирают их профессию, – рассказывает Фёдор Николаевич. –  Олег сначала наш техникум окончил, а после армии пошёл на службу в РОВД. Теперь уже на пенсии по выслуге лет. Павел первый в нашей родне замахнулся на высшее образование. Окончил Волго-Вятскую академию госслужбы и тоже служит в полиции.
Добавим, что дети выбирают профессию родителей только тогда, когда видят не сложности, а любовь к своему делу. Вряд ли бы им понравилось, если бы отец, каждый раз приходя со службы, когда заполночь, а когда и под утро, высказывал лишь ругательства и недовольства по отношению к работе. Да, они видели, что отец устал, но также видели, что он доволен выполненным делом.
- Жена, конечно, бывала недовольна моим частым отсутствием, но и от неё я всегда видел только поддержку, – продолжает он. – Поэтому отговаривать своих детей от службы мы не стали. Я тут недавно как-то подумал, правильный ли выбор я сделал, и решил, что однозначно правильный. Видно, мне было предназначено именно это.  

Всю жизнь в своих санях

Фёдор Николаевич не сказал, но известно, что у него была возможность вырасти по карьерной лестнице. Сам он на это отвечает ещё одной народной мудростью:
- Не садись не в свои сани – это ещё один мой жизненный девиз. Я служил так, как представлял себе свою службу. И благодаря этому у меня много друзей, которые, как известно, лучше рублей. Моя служба помогла справиться с детским комплексом нерешительности, стеснительности, неумения общаться.
И в то же время, с точки зрения психологии, именно из тех детских комплексов идут и лучшие черты характера начальника ГАИ. Он когда-то думал, что излишняя мягкость, молчаливость и нерешительность в принятии категорических мер помешают ему стать начальником.
- Ругаться-то я совсем не люблю, и голос повышать не умею, – делится он. – Я, наверное, в деда. Помню, бабушка всегда  ругалась на него: то сел не там, то печку не так затопил. А он только посмеивался, вытащит полено из печки да и засунет обратным концом.
Хороший был дед, правильный. Хозяйство вёл крепкое, конь у него был, корова, вся еда с собственного подворья. До 96 лет прожил и до последнего дня мог за ужином рюмочку собственной самогоночки выпить. Конечно, сейчас сложнее своим хозяйством жить, так и соблазняет продуктовое разнообразие купить колбаски или ещё чего магазинного. Но вот мясо у нас всегда рядом ходит в виде наших семи баранов. А от деда я всё-таки многое взял: меня всегда тянуло к какому-то строительству, обустройству. Начал с гаража, когда ещё в квартире жили, потом дом построил. Теперь вот здание для своей станции техобслуживания строим. В этом году планируем открыться. Пока у нас очень неудобно: ни туалета, ни отопления хорошего. Неловко перед посетителями.
Фёдор Николаевич втайне мечтает, чтобы дедовские гены долголетия и в нём проявились. Да, собственно, кто о таком не мечтает? И пока он, слава Богу, на здоровье особо не жалуется.
– Я вот только нынче вдруг понял, что у меня тоже скачет давление, ну да это ничего, справимся, главное, усталости я не чувствую, хоть ритм жизни и очень сильно изменился. Стараюсь подстраиваться. Очень не хочется, чтобы наши люди на техосмотр на Бор ездили или в Городец, нельзя их лишать хоть каких-то удобств. Трудновато, конечно, приходится с учётом современных законодательных и постоянных изменений, но, как говорится, глаза боятся – руки делают.
Мы не смогли уговорить подполковника внутренней службы сняться для газеты в форме и с заслуженными наградами на груди. А ведь ему есть чем гордиться, одну награду ему лично министр внутренних дел Рашид Нургалиев вручал.
- Что люди-то подумают, я ведь уже не начальник ГАИ, а совсем штатский пенсионер, – считает Фёдор Николаевич. – Но День ГАИ мы с приятелями всегда отмечаем. Олег Кашихин, Игорь Комаров, Юрий Грачёв, Александр Крейчик, со всеми частенько собираемся. Да и на торжественное мероприятие меня пригласили по поводу 85-летия ГАИ. Этот праздник в Нижнем Новгороде всегда очень интересно проводится. Кстати,  жалею, что много лет мы отмечали этот день, так сказать, мальчишником. Потом решил собрать всех вместе с жёнами, и тогда получился настоящий отдых, праздник. Уезжали куда-нибудь на природу, жёны общались между собой, спорили, обсуждали, чей муж больше времени на работе проводит, и как-то легче им делалось, что они как бы одной крови. Раз в году собирались, а заряда позитивного надолго хватало.
Но лучшие воспоминания бывшего и вечного гаишника – о том, как проходил профессиональный праздник на службе, когда он стоял в парадной форме на дороге, в руках – заветный полосатый жезл, но он его в тот день поднимал только для того, чтобы отдать честь проезжающим мимо и сигналящим ему в знак приветствия водителям.


Система Orphus
Комментарии для сайта Cackle