Ирина КОЛОБОВА
Фото Александра ЮРЬЕВА
26.12.2020 г.

Жители Шалдёжки и деревень, входящих в зону обслуживания Новопетровского ФАПа, прислали в редакцию большое письмо. В нём красной нитью проходит благодарность фельдшеру Надежде Павловне Швецовой. А ещё в нём поднимается актуальнейшая проблема сельской медицины.

Это письмо нас послало в дорогу. Может быть, рассказ фельдшера с 35-летним стажем даст хоть какие-то ответы на то, что такое простой сельский медик, какую роль он играет в жизни людей и почему ему самому становится всё тяжелее  жить в современных условиях.

С небес на землю

Надя Галанина родилась в Олонихе, но своей родной деревней считает Клюкино, потому что провела там всё детство и юность. Хотя и Олониха сыграла большую роль в её жизни, ведь там была школа и восемь лучших, беззаботных лет жизни. А ещё там был интернат, где она жила, потому что за пять километров до школы каждый день не набегаешься.
- Нас в классе-то было человек пять, – вспоминает Надежда Павловна, – и так получилась, что я самая старшая, все меня слушались. Я привыкла быть заводилой. Училась хорошо, если чего-то не понимала, старалась выучить наизусть. Усидчивая была, одним словом. К восьмому классу твёрдо решила стать стюардессой – мне так нравилась форма, а какие они все стройные и красивые! Классным руководителем у нас была совсем молоденькая учительница, и она всячески меня поддерживала. Правда, один момент практически ставил крест на моей мечте – иностранный язык был не только второстепенной дисциплиной, а почти совсем отсутствовал. Но даже это не могло убить мою мечту. Убил её отец. Как только я ему озвучила свою будущую профессию, он чуть за ремень не схватился: «Я тебе дам – стюардесса…» Пришлось спуститься с небес на землю.
И тут как раз в школу пришли агитаторы профориентации, которые на все лады расхваливали почётный труд маляра. Обещали все блага: и квартиры, и зарплату. Реакция отца была точно такой же: «Я тебе дам – малярша…». И вдруг я вспомнила, как любила заходить в медпункт. Как там всегда светло, чисто, как пахнет здорово. Вот я и ляпнула отцу, что если уж не стюардессой буду, то врачом. Вот тут папа меня полностью поддержал. Говорит, врачом – это мы ещё посмотрим, а вот фельдшером или медсестрой – самое милое дело.
Поехала я в Ветлугу. Поступила легко, но первый год учёбы вспоминаю как страшный сон. Домой я почти не ездила, дорога была ужасной. Моста через Ветлугу ещё не построили, приходилось то по льду, то на пароме. Однажды едем из дома: река разлилась, нас на катер сажают, а он посередине реки заглох. Прожекторы на берегу включились.  Вот это натерпелись страху!
Да и сама учёба мне не очень нравилась. Я привыкла в школе главной быть, а тут никто на меня особого внимания не обращал, никто ко мне не прислушивался. Обиделась я и села письмо маме писать, как Ванька Жуков, чтобы она забрала меня отсюда. Мама приехала и какие-то особенные слова нашла, чтобы меня уговорить. Спасибо ей за это. И всё как-то сразу наладилось. Потом мне из Ветлуги уезжать не хотелось.

Конечно, не хотелось уезжать, ведь в этом красивом городе на высоком, сказочном берегу Ветлуги Надя встретила свою любовь. И жизнь заиграла новыми красками.
- Я очень полюбила Ветлугу, – продолжает Надежда Павловна, – даже хотела остаться там навсегда. Но пришло время распределения, и меня направили на работу по месту жительства – в Олониховский медпункт. Парень мой в армию ушёл, и мне казалось, что разлука пролетит незаметнее, если я буду дома жить. А когда он вернулся, сделал мне предложение, и мы решили, что жить останемся в Олонихе.

Вчерашняя школьница, соседская девчонка вдруг стала самым главным и незаменимым человеком для жителей деревни. Медики на селе славились всегда, им доверяли, к ним прислушивались – и не только в плане здоровья, но и во всех без исключения делах. Интеллигенция – в самом подлинном  смысле этого слова. К тому же Надежда так умела располагать к себе людей, что её все считали почти родной и не стеснялись обращаться в любое время дня и ночи, знали – поможет.
- Помню, только начала работать, и приходит ко мне одна старушка, у неё муж – ветеран войны – сильно захворал. Дня три без просыпа спал. Я проверила, дышит ли. Поняла, что почти кома. Вызвала из Семёнова врача, тот назначил лечение. Так я не отходила от больного днём и ночью, специальную литературу читала, внутривенные колола. Выходили дедушку.
Благодарили они меня очень. У них в палисаднике всегда так много цветов было – для деревни в то время это было в диковинку, всё больше огород сажали, побольше овощей. А у них – просто райский сад, особенно пышными георгины были. Как только бегу мимо, бабушка кричит: «Погоди-ка, Надюшка, я тебе сейчас букетик нарежу».

Навсегда остаться в Олонихе у молодой семьи не получилось – с жильём там было плохо. Работала в Безводном, потом в Озёрках, а постоянное место жительства обрели в Шалдеже.

«По одной таблетке три раза в день»

-Я к тому времени уже сильно повзрослела, – признаётся Надежда Павловна, – и не только по возрасту, но и профессионально. В Олонихе-то жили, так молодость бурлила, погулять хотелось, а тут уже гораздо серьёзнее стала к работе относиться. Но иногда всё же шла на поводу у больных. Люди ведь любят иногда медикам подсказывать, что лечить да как. Однажды обратилась ко мне одна женщина – у её мужа была последняя стадия рака. Я уже знала, что недолго ему осталось, а жена хотела ему хоть немного последние денёчки облегчить. Говорит, что ей самой как-то уж совсем невмоготу стало, и очень ей помогло очищение кишечника – не для газеты, конечно, проще говоря, – клизма. Очень она просила меня сделать мужу такую процедуру. Не смогла я отказать – ведь знаю, что безнадёжно больные люди хватаются за каждую соломинку. Я даже сейчас плачу, когда вспоминаю тот случай, ведь ненадолго моя процедура продлила жизнь больному.  
Но в целом работать мне было легко, ведь я же жителей всех окрестных деревень знала. И не только по имени, фамилии, возраст каждого известен. Вот сейчас разбуди среди ночи, назови фамилию, так я разве только день рождения не вспомню. А как зовут, кто родители или дети, да хоть дедушка с бабушкой – знаю назубок. А уж про болезни и говорить нечего или про то, кто какие лекарства принимает.  «По одной таблетке три раза в день», – это было почти моё прозвище.

Особенной гордостью Надежды Павловны был и остаётся медпункт в Шалдёжке. Мне лично посчастливилось побывать там несколько лет назад. Настоящий медицинский белоснежный оазис с огромными диковинными цветами. Кажется, там даже лекарствами не пахло – настолько всё уютно, красиво, чисто и по-домашнему тепло.
- Да, пришлось побегать, – вспоминает Надежда Павловна. – Такой замечательный ремонт был сделан! Шутка ли, медпункт располагается в здании детского приюта, а это значит, постоянные проверки, высокие гости, начальство самых разных рангов….  Мы не только внешне старались выглядеть на все сто – чтобы никаких кастрюлек, а только изящные цветочные горшки, но главное, документация была приведена в идеальное состояние. Чтобы комар носа не подточил. У меня санитарочка хорошая была, во всём помогала. Перед открытием я даже домой не уезжала, так и ночевала в медпункте. С тех пор мы работали как школа передового опыта, выездные показательные конференции на нашей базе проводились. Надо было соответствовать.

Так не работаю я больше в медпункте-то…

Судя по отзывам земляков, по наградам и признанию руководства, даже по портрету на районной Доске почёта, Надежда Павловна соответствовала по всем статьям. Только почему-то глаза у неё во время разговора постоянно наполнялись слезами. Почему?
- Да это я так, уж извините, просто вспомнилось… Очень хорошая у меня работа, и люди все попадались исключительно хорошие. Везло мне на людей. Как-то они тянулись ко мне, что ли… Бывало, и ночевали частенько. Помню, пришла одна женщина из соседней деревни, говорит: делай, чего хочешь, а я от тебя не уйду – боюсь, помру. Да и последний автобус уже ушёл. И ребятишек из не очень благополучных семей приходилось выхаживать. А с пандемией сколько хлопот: тесты, КТ, лекарства постоянно надо доставлять. И всё это в разных деревнях. Теперь не нарадуюсь, что несколько лет назад машину водить научилась, права получила на старости лет. Жалею, что раньше не решилась.
И опять на глазах у Надежды слёзы. Вот, вроде бы, о хорошем рассказывает, почти идиллическую картинку из жизни сельского фельдшера рисует. Но почему-то всё в прошедшем времени…
- Так не работаю я больше в медпункте, – отвечает на незаданный вопрос Надежда Павловна, – уволилась недавно. А душа-то не на месте. Как там теперь справляться будут? Закрыт пока медпункт. Никого на моё место не находится.
На вопрос, почему уволилась, Надежда Павловна, опустив глаза, ответила, что по личным, семейным обстоятельствам.
- Дочери надо помочь – внуки маленькие, второму три годика, в садике мест нет. Старший тоже постоянно дома из-за карантина. Кто им ещё поможет, если не родная бабушка?

Если честно, трудно представить Надежду Павловну на пенсии, а уж все её земляки вообще, наверное, этого не принимают. Неужели теперь вся её энергия, жизнелюбие, доброта, сочувствие и профессионализм будут направлены исключительно на внуков? Жаль. Ведь в ней огромный потенциал.  
- Устала немного, – тихо добавила Надежда Павловна, – может, пройдёт.

Возможно, и правда стоит сделать передышку. Нынешние условия жизни всех проверяют на прочность, особенно медиков. Но рановато Надежде Павловне в пенсионерки записываться. Молодая, стройная, изящная, одета со вкусом... Все в один голос говорят, что время как будто совсем над ней не властно – какой пришла когда-то в медпункт после училища, такой и осталась. Только глаза выдают и возраст, и усталость, и даже обиду. Но она обязательно справится с этим. Вот возьмёт и махнёт на зимнюю рыбалку. Оказалось, она заядлый рыбак.
- Меня отец с братом ещё в детстве приучили, – говорит Надежда Павловна, и глаза её как-то сразу веселеют. – Летнюю я не очень люблю, а вот зимой – милое дело. Все заботы, невзгоды, проблемы куда-то исчезают, стоит только сесть поудобнее да удочку закинуть. И мысли правильные в это время приходят, вся жизнь выстраивается и налаживается…

А вот наладится ли жизнь у жителей деревень, входящих в зону обслуживания Новопетровского ФАПа? Ведь фельдшера-то там до сих пор нет?
- Медицинские кадры – это наша глобальная беда, – говорит заместитель главного врача Семёновской ЦРБ Надежда Рябкова, – а на селе это беда двойная. Пенсионеры уходят, молодёжи нет. Я долго уговаривала Надежду Павловну, не подписывала заявление, но не отпустить, когда она для себя всё решила, не имею права. Очень жаль – она прекрасный специалист. Новопетровский ФАП у нас на контроле, при первой же возможности направим туда специалиста. Только бы появилась подходящая кандидатура. Сейчас очень трудное время, но без медицинской помощи жителей не оставим. А если Надежда Павловна передумает, мы будем очень рады.


Система Orphus
Комментарии для сайта Cackle

   
   

Октябрь 2022
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6
   

Мы в соцсетях

Комментарии  

   
© «Семёновский вестник» 2013-2019
php shell indir Shell indir Shell download Shell download php Shell download Bypass shell Hacklink al Hack programları Hack tools Hack sitesi php shell kamagra jel