Ирина КОЛОБОВА
04.02.2017 г.

В последний день января наши постоянные и верные читатели супруги БЕЛОУСОВЫ – Иван Григорьевич и Антонина Кузьминична – отметили бриллиантовую свадьбу, а это значит, что они уже шестьдесят лет вместе, в одной упряжке и в одном верном направлении идут по жизни.

Атмосфера в семье Белоусовых, их отношение друг к другу и к окружающему миру – всё говорит за то, что шестьдесят лет назад их жизненный вектор был выбран исключительно правильно. Но, как признаётся Антонина Кузьминична – женщина практичная и не признающая разного рода мистических штучек и гороскопов, судьба-то, может, это и судьба, но сделали они её сами, своими собственными руками. Короче говоря, наша бриллиантовая невеста уверена, что самые крепкие браки – это те, что по расчёту, главное, чтобы расчёт был верным. Иван Григорьевич на эти категоричные слова жены помалкивает и с любовью смотрит на свою Тоню.

А ведь и в самом деле всё могло сложиться совершенно по-другому…

Мы жили по-соседству, встречались просто так…

Тоня Блинова и Ваня Белоусов жили через речку: она в Фундрикове, а он – в Ивановском. Ходили в одну школу, одинаково трудно переживали военные и послевоенные годы. Но долгое время их пути не пересекались.

- Вот уж мне даже в голову не приходило, что он моим мужем станет, – с почти девичьим азартом говорит Антонина Кузьминична. – Я семь лет с другим дружила, в армию его провожала. Но у него семья зажиточная была, ложки делали, вот мне мама и сказала: «Послушай, доченька, какая у тебя жизнь будет, если ты за него замуж пойдёшь? Они люди богатые, вот и будешь ты у них заместо прислуги спину гнуть да угождать. Долог век-то покажется. Присмотрись-ка ты к Ивану – чем не жених? И глаз с тебя не сводит». Но я даже думать об этом не хотела, не нравился он мне.

Иван Григорьевич даже разрумянился от воспоминаний и признался, что разглядел Тоню ещё до армии, она с его племянницей дружила. Но в его сторону гордая красавица даже не поглядела ни разу. В армию парень уходил не по всем правилам – ни одна девушка его не провожала и не бросалась на грудь. Но первое, что сделал молодой солдат, прибыв по месту службы в далёкую побеждённую Германию – написал письмо Тоне Блиновой.

- Я, конечно, удивилась, но ответила, – вспоминает Антонина Кузьминична. – Не хотелось его обижать, а то мало ли чего ему в голову-то пришло бы. Так и писала письма двум солдатам.

Стратегия и тактика любви

По возвращении из армии Иван, повзрослевший, возмужавший и закалённый солдатской службой, предпринял атаку на предмет своих мечтаний по всем правилам стратегии и тактики военных действий. Без драки дело не обошлось. Демобилизовавшийся немного раньше признанный Тонин жених решил доказать, кто тут хозяин положения, но потерпел поражение по всем фронтам.

- Я когда увидела эту драку, которую мой «жених» затеял, увидела его злое лицо, так будто что-то во мне щёлкнуло, и я все мамины слова припомнила, поняла, что не надо мне за него замуж идти. Хотя девчонки и завидовали мне: дескать, счастливая, из-за тебя парни дерутся. Нет, мне такого счастья и тогда не надо было и потом не приведи господь. Меня мой Ваня за шестьдесят лет не то что пальцем не тронул – словом ни разу не обидел, да и не только меня, он вообще не скандальный.

И даже после этих добрых слов в адрес супруга Антонина Кузьминична не призналась, что любила и любит его.

- У нас и слов-то таких никогда не было. Это сейчас вон все трещат, как сороки, люблю – не люблю, а нам совестно было. Я когда согласилась за него замуж выйти, поставила условие, что сначала обвенчаемся, но даже после этого к нему не переехала, только после того, как в сельсовете расписались да свадьбу сыграли. Гостей на свадьбе было много, почти обе деревни гуляли, и платье у меня было мал-мала путёвое из розового штапеля, всё как у людей… И всё равно, я и раньше говорила и сейчас скажу: Иван – мамин кавалер, вот она его действительно любила и мне сосватала. Бывало, придёт он к нам, и сразу – к маме за стол: умные беседы ведут, он ей во всём поддакивает, а мне смешно. 

Но смех смехом, а 31 января 1957 года, в самое свадебное время, в деревне Ивановское родилась новая советская ячейка общества. Он работал на лошадях, она – простая колхозница, что называется, «куда пошлют». О своём доме даже мечтать не приходилось, а о том, чтобы сбежать из колхоза – тайно, но мечтали. Помог брат Антонины, председатель, выправил документы, и молодые уехали в Горький.

И всё бы хорошо, только что-то нехорошо…

-Там нас моя «коконька» приютила, – вспоминает Антонина Кузьминична. – Угол сдала и даже прописала. Иван на шофёра выучился, на стройке работал, я на галантерейной фабрике. Два года так помыкались, но поняли, что своего угла нам и здесь не дождаться – поехали в Семёнов. У мамы кой-какие сбережения были, и она помогла нам в Хвостикове дом построить. Я сразу на «Хохлому» устроилась, а Иван шофёром в «Дорстрой». Только я на художницу выучилась, стало получаться, скорость наработала, тут и заболела. Аллергия сильная на краску началась. В бухгалтерии как раз место освободилось, вот и пришлось мне срочно всю учебную программу от 5 до 11 класса изучить. А чтобы специальность получить, ездила в Пермь. Вот так до пенсии и отработала в бухгалтерии. У нас с Ваней в трудовых книжках только по две записи. В конце восьмидесятых «Хохлома» дом кооперативный строила, все кинулись заявления на квартиру писать, ну и мы решили вступить. Я тогда Ивана с его работы сдёрнула и заставила в «Хохлому» устроиться, чтобы уж наверняка получилось.  Он мне никогда не перечил, и на этот раз согласился, бросил свою любимую «баранку» и устроился грузчиком на склад. Квартиру мы получили, вот уж тридцать лет как барья живём, всё у нас хорошо…

Да, у бриллиантовых супругов есть всё для счастливой семейной жизни – квартира, несколько садовых участков, которые до сих пор обихаживают сами, без посторонней помощи, даже козы в хозяйстве имеются – без козьего молока, говорит хозяйка, мы бы, наверное, из больницы не вылезали. Есть у них и лад в семье, и достаток, и здоровье – слава богу, но у обоих в глазах какая-то недосказанность и грусть. И мне вдруг вспомнилась русская народная сказка: «Жили-были дед да баба, и всё у них было хорошо, только вот детей не было…».

- Да, детей у нас нет, не дал бог, – с горечью признаётся Антонина Кузьминична. – Теперь уж чего об этом говорить, а бывало… Все глаза выплакала, лечилась, в Евпаторию сколько раз ездили. Я, чтоб как-то оправдаться, всё на Ивана грешила: дескать, это ты виноват, ты – тринадцатый ребёнок в семье, вот нам и не везёт. А он меня ни разу не попрекнул, жалел только.

У меня не забалуешь

Вот так, за неимением детей, Антонина Кузьминична всю жизнь воспитывала собственного мужа, и систему воспитания, надо признать, выбрала правильную, строгую, без лишнего баловства и потакания. А Иван Григорьевич и не перечил, ему и сейчас нравится такой подход. Он только понимающе улыбается на ворчание жены и по-прежнему с добротой смотрит на неё.

- Мужиков, как и детей, баловать нельзя, – с напускной строгостью категорично заявляет Антонина Кузьминична. – Они от этого портятся. И лишний раз перехваливать не стоит. А главное, чтобы на глазах были. Мой, когда шофёром работал, начал было в дальние командировки ездить – деньги, конечно, неплохие получал, но мне никаких денег не надо, только чтобы рядом был. Я тогда быстренько эти его командировки нарушила. Мы, конечно, по крупным вопросам всегда советуемся, но последнее слово всё-таки остаётся за мной. Так уж у нас повелось. Живём мы мирно, соседей не смешим. Я случая не припомню, чтобы Ваня где-то задержался надолго, с друзьями бы напился – он за жизнь бутылки не покупывал. Но столы собирать мы с ним любим, правда, редко приходится, некого угощать, у всех свои дела. Так что сегодня у нас настоящий праздник!

Стол у супругов Белоусовых в прямом смысле ломился от угощений, а гости едва уместились за ним. Поздравить «молодых» пришли друзья и сослуживцы из «Хохломы», соседи и представители власти – заведующая орготделом Совета депутатов Любовь Александровна Невельская и заведующая отделом ЗАГС Анна Арсеновна Морозова. Звучало много добрых и искренних слов, юбилярам дарили подарки и цветы, от официоза не было даже следа. Хозяин торжества сидел на почётном месте, а хозяйка всё поглядывала в его сторону – удобно ли сидит, не сильно ли беспокоят боли в ноге, хорошо ли завязан галстук… И в то же время она продолжала хлопотать, постоянно поднося всё новые и новые угощения. Едва удалось уговорить её сесть за стол рядом с мужем, чтобы поднять тост и поцеловаться в ответ на традиционное «Горько!». И столько было в этом поцелуе признательности, благодарности и, конечно же, любви! 

Немного лукавила Антонина Кузьминична, говоря, что нет у них никакой любви, а только верный расчёт, твёрдая рука и взаимопонимание. Есть у них любовь! И ещё какая – прочная, драгоценная, сияющая и не подверженная никаким разрушительным и губительным силам, одним словом – бриллиантовая!  И правильно, что наши юбиляры не любят говорить о любви, они хотя и не суеверные люди, но знают, что это чувство нужно хранить подальше от любопытных глаз, чтоб не сглазить. Им это удалось.

Фото Александра ЮРЬЕВА


Система Orphus
Комментарии для сайта Cackle

   
   

Июнь 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
31 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 1 2 3 4
   

Мы в соцсетях

Комментарии  

   
© «Семёновский вестник» 2013-2019
php shell indir Shell indir Shell download Shell download php Shell download Bypass shell Hacklink al Hack programları Hack tools Hack sitesi php shell kamagra jel