Ирина КОЛОБОВА
30.09.2023 г.

День пожилого человека празднуется в России уже в тридцать первый раз. К нему привыкли, его любят, его ждут. Но все эти годы, озвучивая название праздника, язык будто за что-то цепляется, не хочет произносить слово «пожилой».

Уж сколько было полемики, споров, разговоров на тему подходящего случаю названия! По большому счёту ничего плохого в названии нет, но как-то уж очень сухо и банально. И с выбором героя для праздничной статьи, посвящённой этой дате, тоже бывает трудновато – не хочется клеить ярлыки на людей прекрасного возраста.

Александр Ефимович Горохов, наш сегодняшний герой, кстати, совершенно спокойно относится и к своему возрасту, и к его определению. Но и ему слово «пожилой» не очень подходит. Поживший – да, умудрённый жизненным опытом – да, может быть, уже не такой улыбчивый и энергичный, как на фотографиях из семейного альбома, но по-прежнему статный, красивый и доброжелательный. Конечно, беспощадное время и на него наложило свой отпечаток – взять хотя бы тросточку в руках, с которой Александр Ефимович не расстаётся даже дома. И улыбается он теперь редко, и разговорить его было непросто. А, может, наш герой всегда был таким? Но нет, фотографии в альбоме не соврут – на них он улыбается так широко и открыто, что кажется, сейчас мы услышим его заразительный смех. Да и жена Павлина Савельевна расцветает в улыбке, когда вспоминает общую юность, молодость, их жизнь.

Начиналась жизнь нашего героя на улице Краюшкина, возле рынка, где всегда было шумно и многолюдно. В семье Гороховых Александр был последненьким, долгожданным сыночком, до него были две старшие сестры. Наверное, баловали его родные?
- Ни о каком баловстве в нашей семье и речи не было, – возражает Александр Ефимович, – мне и хулиганить-то было некогда: домашние обязанности, кажется, вместе со мной родились. Отец – инвалид второй группы, мне приходилось много мужской работы по дому делать. Мама работала в книжном магазине на Покровке. Я любил к ней на работу приходить, к книжкам пристрастился. Читать – это было моё любимое занятие с раннего детства. Да и не было раньше других-то развлечений.

Начальная школа находилась, что называется, под боком – в здании нынешней музыкальной школы. Потом перешёл в третью, возле пруда. О школьных годах и о своей успеваемости он тоже сухой фразой высказался: «Отличником не был, на второй год не оставался». Но на помощь немногословному герою пришёл опять-таки семейный альбом. Вот юный Саша Горохов в костюме Деда Мороза на новогоднем утреннике. Вот – возле волейбольной сетки в очень энергичном движении застыл. А вот – с ребятами на лавочке.
- Самая обычная была у меня жизнь, – говорит Александр Ефимович, – как у всех ребятишек. В школе историю любил – Зоя Яковлевна Костеневская преподавала, она и классным руководителем у нас была. Звёзд с неба я не хватал, о высшем образовании даже не задумывался, понимал, что моим родителям не по карману меня учить. Образование-то хоть и бесплатное было, но мои пять лет в институте они бы не потянули. Так что и профессию я выбрал, как большинство семёновских парней. Поступил в наш техникум, чтобы побыстрее выучиться и начать зарабатывать.
А потом была армия – четыре года наш герой мужал на Северном флоте. Об этом тоже очень красочно рассказывают чёрно-белые фотокарточки.
- Мой приятель Витя Хехнёв после школы в военное училище пошёл, а мне даже в голову не приходило, что я могу куда-то из родного города уехать, – вспоминает Александр Ефимович. – Домой тянуло. Отец в то время в ДОЗе «Керженец» работал, и меня туда взяли мастером токарно-красильного цеха.
Хоть и исполнилось нашему герою на тот момент двадцать четыре года, и большой армейский опыт за плечами, и общественная работа по линии комсомола добавляла плюсов, но чтобы доверить молодому парню огромный цех, где работники намного старше его, – это надо заслужить.
- Да недолго я там работал, – запросто отвечает он, – где-то через месяц меня назначили освобождённым председателем профсоюзной организации.
Ничего себе карьерный взлёт! Похоже, наш герой слишком скромничает, когда утверждает, что ничем не отличался от других своих сверстников.

- Он всегда был очень энергичным и интересным парнем, – вступает в разговор Павлина Савельевна. – Когда по цехам ходил, мы с девчонками на него частенько заглядывались. Я ведь тоже в «Керженце» работала мастером. Он так умел народ организовать, что не хочешь, а и петь в хоре начнёшь, и на диспутах выступать, и во всех мероприятиях участвовать.
Похоже, что и Александр обратил внимание на красивую девушку, которая¸ как и он, всегда была в самой гуще фабричных событий.
- Он ко мне как-то после работы подошёл и в кино пригласил, – вспоминает Павлина Савельевна. – А я уже знала, что они с братом моей подружки друзья, с Витей Хехнёвым, поэтому согласилась.
А через год молодые люди сыграли свадьбу.
- Нам предлагали сыграть молодёжную свадьбу, тогда это модно было, – продолжает Павлина Савельевна, – но мы отказались. Решили по старым обычаям праздновать, дома с родными и друзьями. Свадебное платье сшили, фату купили, приданое приготовили, всё как полагается. Гуляли в доме Сашиных родителей, там и жили потом все вместе. Дочка Танечка родилась, а когда ей было три с половиной годика, нам дали квартирку в доме на улице Кирова. Там вторая дочка Леночка родилась.

Председателем профкома «Керженца» Александр был тоже недолго – как сам говорит, до первого отчётно-выборного собрания.
- После него меня назначили инструктором райкома партии. Хочу или не хочу, особо не спрашивали: надо – значит надо. В партию я ещё в армии вступил, что такое партийная дисциплина, знал очень хорошо.
Девять лет курировал Александр Ефимович работу пятнадцати предприятий и колхозов района. Домой, наверное, только ночевать приходил, и то не всегда. Высшую партийную школу окончил. Забота и воспитание двух дочерей легли на плечи жены.
- Да и не воспитывали мы их никогда, – говорит Александр Ефимович, – сами росли. Но выросли хорошими людьми, нам за них никогда не было стыдно.

А через девять лет партия снова послала нашего героя – на сей раз руководить большим и серьёзным отделом торговли, пять лет он был директором торга. В те времена любой работник торговли приравнивался к небожителям, что уж говорить про директора.
- Это не про моего мужа, – смеётся Павлина Савельевна, – вот уж бессребреник так бессребреник. Я такие же очереди в магазинах за дефицитом выстаивала, как и все. Бывало, конечно, девчонки скажут, что сегодня в обувном сапожки выкинут или кофточки в универмаге – дочек-то одевать нужно было. И не больше того, в остальном муж всегда говорил, что жить нужно по средствам, а средств-то у нас особых и не было никогда. Мы даже отдыхать никуда не ездили. Двое престарелых родителей, два огорода, потом свою дачку заимели на «автодроме». Помню, поехали как-то в Воскресенское на турбазу, так я уже на следующий день начала переживать, как там мои огурчики-помидорчики, – так и уехала одна, за ним потом водителя прислала.

Александр Ефимович практически всегда ограничивался служебным автомобилем, свою первую машину приобрёл на деньги, вырученные с продажи родительского дома. А до этого катался на любимом мотоцикле. Наверное, «Урал» с коляской?
- Нет, обычный мотоцикл, без коляски, – возражает Александр Ефимович, – нам он больше нравился. Посажу жену сзади, шлем дам, она вцепится в меня, и мчим хоть по грибы, хоть на рыбалку, хоть на дачу.

Любил наш герой с удочкой на берегу Керженца посидеть, хоть и времени свободного всегда было в обрез, но всё же вырывался иногда. А сейчас, как он сам говорит, рыбалка только в мыслях греет душу воспоминаниями. Работа – вот главное в жизни нашего героя. И, судя по всему, работа не ради большой зарплаты, наживы, каких-то особенных благ, которыми, что скрывать, пользовались и пользуются до сих пор многие номенклатурные чиновники. Александр Ефимович как истинный партиец, каковым остаётся и до сих пор, работал, чтобы другим жилось хоть чуть-чуть лучше.
- Мы всегда жили от зарплаты до зарплаты, – подтверждает Павлина Савельевна. – И дочки наши так привыкли. Один раз мне очень жаль было Таню – она решила поступать в институт водного транспорта, серебряная медаль у неё была, но по конкурсу не прошла. Приехала домой вся в слезах, говорит: «Мама, там все с родителями приехали на машинах, с преподавателями разговаривают, а я увидела, что меня в списках нет, и поехала на вокзал на автобусе». Но ничего, всё равно они обе добились хороших успехов, хоть наш папа никогда не вмешивался в их жизнь.
Когда у нас появилась трёхкомнатная квартира, мы очень радовались. В одной комнате обе наши мамы свой век доживали, болели, приходилось ухаживать за ними. Помню, зашёл в гости один из Сашиных товарищей по службе, посмотрел, как мы живём и очень удивился.
Никогда не интересовала нашего героя богатая и сытая жизнь – ни в торге, где, кажется, можно было достать хоть луну с неба, ни в райисполкоме, куда его позднее послали заместителем председателя. Только год его жизнь в зампредах была более-менее размеренной. Вливался в новую работу, досконально изучал все её непростые нюансы. И грянули девяностые со сплошными реформами, реорганизациями, неразберихой.
- Стал я первым заместителем главы районной администрации, работал в этой должности двадцать один год, – вспоминает А. Е. Горохов, – После Полозова много глав сменилось, но больше всего я работал с Николаем Анатольевичем Красновым. Трудно было, но интересно.

- В девяностые всем нам приходилось несладко, – вспоминает Павлина Савельевна. – Каждый, наверное, помнит: зарплату задерживали, иной раз за квартиру нечем заплатить. А Саша вдобавок ко всему должен был всю эту катавасию хоть как-то разруливать. Он всегда говорил: «А кому сейчас легко?» И я понимала, ничего лишнего не требовала. На дни рождения и 8 Марта он всегда мне цветы дарил, а на 50 лет подарил золотую цепочку. Вот и всё наше золото.

Воспоминания жены вызывают слёзы на глазах нашего героя. Нет, он не жалеет о том, что не нажил никаких богатств, он жалеет о времени, что ушло безвозвратно. Но случись вдруг чудо, предложи ему кто-то свыше прожить жизнь сначала, он наверняка прожил бы её точно так же, не изменив ни одного момента, не изменив себе, своему пониманию жизни.
Да, семья Гороховых не нажила золотых запасов, но у них есть золото самой высшей пробы – это их честная жизнь, кристальные отношения к людям и друг к другу. Есть дочери, их семьи, внуки и даже правнучка. А ещё есть люди, которые знают, помнят и уважают.
- Недавно пошла на рынок, – говорит Павлина Савельевна, а там мужчина клюкву продаёт. Я его не узнала, а он говорит: «Как там Александр Ефимович? Возьми ему клюковки. Просто так возьми – скажи, что от меня подарок».


Система Orphus
Комментарии для сайта Cackle

   
   

   

Мы в соцсетях

Комментарии  

   
© «Семёновский вестник» 2013-2019
php shell indir Shell indir Shell download Shell download php Shell download Bypass shell Hacklink al Hack programları Hack tools Hack sitesi php shell kamagra jel