Юлия КОМОВА
Фото предоставлено героем материала
22.02.2023 г.

Александр КАРПОВ – один из первых семёновцев, которым довелось участвовать в специальной военной операции на Украине. Его боевой позывной Фаркоп-3, что объясняется спецификой службы: он был водителем тягача, эвакуатора военной техники.

Александр учился во второй школе, окончил ПТУ, потом была срочная служба. После армии работал на гражданке, а в 2016-м заключил военный контракт и отслужил два года. Уже тогда повидал многое. Сейчас нашему герою 41 год.

«Не за деньгами ехал»

- Не за деньгами ехал на Украину, честно скажу, – уверяет Александр. – И многие ребята из тех, кто со мной отправлялся на СВО, даже в военкомате не узнавали, сколько будут платить.
В феврале 2022-го, когда началась спецоперация, многие мои бывшие сослуживцы были там – на границе. Я, конечно, за них переживал. Тогда ввели краткосрочный контракт – трёхмесячный, и я буквально за один день прошёл все бумажные процедуры, комиссии и с апреля по июль принимал участие в спецоперации.

…Добровольцев вначале отправили в Дзержинск, автобусом добросили до Владимира, а потом самолёт с контрактниками вылетел в Белгород. И вновь автобусом до города Валуйки, недалеко от границы. Там располагалась наша мотострелковая дивизия.
- Нам говорили, что будем служить по военно-учётной специальности, – говорит Александр. – Я водитель, а глянул в журнал – записан пулемётчиком. «Ничего себе! – подумал, – вот так поворот». Но это, конечно, было понятно: видимо, раненого отправили в госпиталь, и пока нет равноценной замены, ты встаёшь на его место. Неделю я был пулемётчиком, а затем опять всех собрали, ещё раз перепроверили специальности. И меня наконец поставили на технику – я стал водителем эвакуатора. Моя задача – забирать поломанные, пострадавшие от обстрелов машины.

На войне надо слушать

Ребята работали в районе города Изюма. Тогда там шли тяжелейшие бои, постоянные артиллерийские обстрелы.
- Там, на линии соприкосновения, всё воспринимается совершенно по-другому. Это на гражданке нам кажется, что бессмертные, не умрём, – вспоминает боевые дни наш собеседник. – А там такое творится, что в страшном сне не приснится. Очень много наёмников со всего мира – здоровенные такие дядьки, профессионалы, на работу приехали. Да и ВСУшники, знаете ли, те ещё… Артиллерийские обстрелы раздавались как пожелания с добрым утром, приятного аппетита в обед и спокойной ночи. И с праздниками нас любили «поздравлять». Помню 2 мая. С утра увёз зампотеха в Изюм, возвращаемся обратно, в центре – рыночек небольшой у церкви. Говорю товарищу: «Давай остановимся, купим чего-нибудь». Только встали – мины летят… И это по мирному населению! Есть миномёт такой «Василёк» – сразу по четыре мины от него прилетает. Народ – кто в церковь прятаться, а кто от шока на месте застыл. Мы – в машину, и на газ.
В тот же день поехали в Каменку – там БТР нужно было забрать. Но не удалось – не вытянул бы мой тягач: там местность-то холмистая, в гору не потяну. Решили в другой день мотолыгу (МТ-ЛБ) пригнать. Так вот, едем обратно в Изюм, деревушку проезжаем. Людей нет, на дороге «жигулёнок» горит, в кювете – наш «Урал» лежит, на блокпосте никого. Позже один товарищ из танкового батальона рассказал, что в тот день даже безногие бежали – чем только по нам не стреляли! «Точка-У» разрывается, а оттуда – металлические шарики, гвозди, в общем, всё что угодно, лишь бы убило.

Запомнилась нашему герою и Страстная суббота. К базе приехали наши парни – заблудились немного, хотели узнать, как дальше проехать. А тут – прилёт. Один парнишка не успел спрятаться – насквозь прошило.
- У него даже крови не было, – говорит Александр. – Маленькие шарики на вылет прорешетили. А 12 июня прилетали кассетные «урагановские» снаряды. Летит кассета, на ней болванка – мины навязаны; срабатывает механизм, мины летят вниз и начинают хлопать. Как летит – слышно, но есть лишь пять секунд, чтобы укрыться.
И ещё было как-то – технику чинили; мотор ревёт, товарищ за водой пошёл. А тут осколочно-фугасный снаряд. Страшно… Пока под яму закатывался, всех своих ребятишек вспомнил, мысленно попрощался. Но тогда, к счастью, никто не пострадал, только одна машина сгорела.
Кстати, Александр сумел разыскать бывших сослуживцев, о которых так сильно волновался в начале спецоперации. Однажды выяснилось, что подразделение, где служат друзья-нижегородцы, располагается в каких-то двухстах метрах от места дислокации его батальона – через пролесок. Ротный дал добро, и Александр навестил ребят, связь наладили.
Кстати, о связи. Какие-то мобильные операторы там не работают, у каких-то сигнал более-менее. Но из самого Изюма старались не звонить – легко можно отследить сигнал, а это чревато новыми прилётами. Поэтому наши парни по одному выезжали километров за пятьдесят – одного тебя отслеживать не будут.

Игра в шахматы на жизнь

Многих интересует, как местное население относится к российским войскам. Этот вопрос и я задала Александру.
- Как сказать? – задумался наш герой. – С местными, конечно, общались – как раз посевная была, и кто-то помощи просил – например, соляркой поделиться. Я так скажу: процентов десять населения действительно рады приходу российских войск, ещё десять – против. Остальные держат нейтралитет.
В одном хуторе стояли, и к нам местный председатель всё время приходил. А потом выяснилось, что его сын ВСУшник.
Информацию, что мы, где мы, сливают оперативно. Там даже бойцы ЛНР и ДНР у местных ничего не берут. Пришла к нам как-то бабка, сухонькая такая: «Сынки, – говорит – пирожков вам напекла: голодные, поди». Так несколько человек отравились этим угощением.
С кормёжкой и прочим снабжением бывает по-разному. Конечно, и гуманитарная помощь идёт, и армейские поставки, но во время тяжёлых боёв не всегда снабжение может прорваться. Бывает, не хватает медикаментов: кровоостанавливающих, противоожоговых, жаропонижающих, антибиотиков. С гигиеной проблем нет – баньку полевую делали.

- Армия ВСУ на тот момент (в апреле-июле прошлого года) была неплохо оснащена. Ну, а чему удивляться – деньги дают, будет и оружие, и форма, – продолжает рассказ Александр. – У нас дела обстояли… ну, нормально, но не особо блестяще. Техника нередко старая, у меня «Урал» был 1984-го года. Бывало, что бронежилеты сами добывали. Помню, в первые дни в Изюме в стрелковом полку машину вытаскивали, там куча броников валялась – повыбирали что получше. Пацаны приходили: «Есть чего под броник подсунуть?» – сами пластины наставляли. Сейчас, может, лучше стало.

Александр говорит, что практически все дороги в местах боевых действий заминированы.
- Противотанковых мин полно, – говорит он. – Утром перед выездом сначала выходим, руками их от дороги откинем – они от человеческого прикосновения не детонируют, а ночью «укропы» опять их в шахматном порядке раскидают. Так вот в шахматы на жизнь и играли!

Война. Гибнут многие. Александр говорит, что потери есть с обеих сторон. Бывает и так, что сами ВСУшники в плен сдаются.
- Из одной деревни парень вышел, – вспоминает он. – Говорит: «Заберите меня, увезите куда-нибудь!» А кому воевать хочется? Сдавались в основном молодые пацаны-срочники, у них же полная мобилизация. Стоит он, такой метр с кепкой, худой, оружие держать-то не умеет – какой он вояка? Увозили в Луганск – для них там зоны оборудованы. Потом обменивали на наших пленных – чего их держать?

Маэстро, Остап и другие

На поле боя, понятно, потери есть со всех сторон. Но обидно, когда гибнут по глупости. Служившие бойцы на рожон не полезут, а молодые запросто. Среди товарищей нашего героя тоже есть погибшие ребята.
- У нас же много «героев», – говорит Александр. – Едет такой верхом на броне, а тут мина летит… Пулевых ранений, кстати, мало, в основном осколочные – отсюда и увечья страшные, пацаны теряют руки-ноги.

Ещё Александр рассказал, что некоторые наши бойцы, лишившись конечностей, наотрез отказываются возвращаться домой.
- Прямо из госпиталя берут такси и – обратно на передовую. Так и говорят: «Без ноги домой не поеду, буду дальше воевать!» Не хотят парни быть обузой своей родне.

Александр с теплом вспоминает многих своих однополчан.
- Был у нас в роте такой Маэстро – белгородский кадр. Учитель музыки, играет почти на всех музыкальных инструментах, которые существуют. Мы для него даже баян раздобыли – веселил нас в минуты покоя. Сейчас в Белгородской области на границе окопы роет. А ещё парнишка у нас в роте был – сибиряк Остап. Весёлый парень! Он был старшим машины. Едем как-то, по нам противник бьёт, я на газ жму, молюсь уж вслух, а он спокойно так: «Сань, что-то порохом запахло, давай-ка бегом!» На фронте без юмора никак.

Александру во время службы везло. Снаряды пролетали мимо, один только прошёл касательно по бронежилету – контузило.
- Несколько раз порывался вернуться на службу, встретить своих пацанов, но в последний момент что-то останавливает, – говорит он. – И медкомиссию уже прошёл, и все бумажки оформил… Дети меня останавливают, как же они без меня-то? (Александр женат второй раз, у него четверо детей – авт.) Но время, которое я провёл на спецоперации, никогда не забудется. Годы пройдут, а я буду помнить каждого сослуживца! Пацаны, боевые друзья, Бог вам в помощь! Знайте, здесь вас ждут и за вас молятся. Победа будет за нами!

…Ещё несколько дней после нашей беседы мы переписывались, обсуждая какие-либо детали, он высылал фотографии, комментировал.
- Самое главное забыл сказать, – написал он на прощание. – Хочу попросить всех «диванных экспертов»: пока идёт военная операция, воздержитесь от своих острых суждений. Тому, кто критикует ситуацию, сидя дома, советую самим побывать на Украине. Наверняка многое будет понятно.


Система Orphus
Комментарии для сайта Cackle

   
   

   

Февраль 2024
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 31 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 1 2 3
   

Мы в соцсетях

Комментарии  

   
© «Семёновский вестник» 2013-2019
php shell indir Shell indir Shell download Shell download php Shell download Bypass shell Hacklink al Hack programları Hack tools Hack sitesi php shell kamagra jel