Печать
Категория: Наши люди
Просмотров: 617

Ирина КОЛОБОВА
Фото: Александр ЮРЬЕВ
06.07.2022 г.

Красивый июльский праздник, посвящённый главным человеческим ценностям, всё прочнее входит в нашу жизнь. В этот день принято рассказывать о семьях, уже прошедших определённый жизненный этап, который и позволяет сделать вывод, что семья состоялась и вполне может послужить примером для подражания.

В семье Масловых, например, и любовь не кончается, и верность только крепнет. Правда, глава семьи Владимир Григорьевич считает, что ничего особенного в их семье нет, обыкновенная среднестатистическая… «И чего о нас писать?!», – искренне удивляется он.

А написать, как выяснилось, есть о чём, – хотя бы о том, что нынче в торжественно-праздничной обстановке губернатор вручит супругам Масловым медаль за любовь и верность.
А мы попробуем разобраться, насколько оправданна эта награда.

Где это было, когда это было…

Начать придётся издалека, чтобы проследить весь путь наших героев от босоногого детства до того самого момента, когда их семья была объявлена образцовой и достойной подражания.
В том босоногом детстве ни Таня, ни Володя даже не подозревали о существовании друг друга, хоть и жили в соседних деревнях: он в Андреевке, она – в Успенском.
- Да мы и не могли никак встретиться, – говорит Владимир Григорьевич, – потому что наша семья переехала в Семёнов, когда мне стукнуло семь годиков – как раз к школе. Так что рос и взрослел я в школе номер два. Хорошая у нас была школа, во всех смыслах. Нас не только арифметике учили, мы все жизненные азы в школе проходили. Я спортом серьёзно увлёкся, в спортшколе лыжами занимался, а на стадионе – всем сразу: и футболом, и хоккеем, и бегом. В хоккее всегда на воротах стоял, все шайбы мои были.

- А я в начальную школу в Успенском ходила, – вступает в разговор Татьяна Васильевна, – потом в фанерновской училась, а потом в Ильино-Заборское ездила. У нас попроще было: спортом приходилось заниматься, только если автобуса не было, который нас в школу возил. Бегали по пять километров – тут тебе и лёгкая атлетика, и лыжи. Редко, но случалось и такое. Потому мы тоже росли закалённые морально и физически.
О дальних странах или профессии какой-то интересной я разве что только мечтала. А наяву всё было просто, банально и по-житейски обоснованно: Ильино-Заборское рядом, техникум там хороший, профессия тоже очень нужная. Туда и пошла. Хотя всё же сделала попытку поступить в сельхозинститут – не прошла, уж очень большой тогда был конкурс.
- А я всегда знал, кем хочу быть, – продолжает Владимир Григорьевич, – только радиотехником. Столько проводков и батареек через мои руки прошло в детстве! Чего только не изобретал – даже светомузыкальную установку сам сделал. Пришлось, правда, бабушкину радиолу разобрать. Музыку всегда любил и люблю… слушать. Но на этом моё музицирование и заканчивается – я из тех, кому медведь на ухо наступил.

- Да, мой муж всё умеет, за что бы ни взялся, а вот с пением подкачал, – в тон ему шутит Татьяна Васильевна, – да и я тоже не певунья, тут мы с ним похожи.

В ту благословенную советскую эпоху все мальчишки мечтали о космосе. Не был исключением и Володя Маслов. Пожалуй, и выбор профессии был неслучайным, и на занятиях спортом мастерство оттачивалось чуть ли не до совершенства – наверное, где-то в тайных уголках души он мечтал: а вдруг и ему посчастливится увидеть Землю в иллюминаторе?!
И это «вдруг» случилось – космические горизонты открылись перед ним, и он мог наблюдать их хоть и не через иллюминатор, но тоже вполне себе реально.
- После окончания горьковского радиотехнического техникума меня призвали в армию, – вспоминает Владимир Григорьевич, – сейчас эти войска называют космическими, а тогда – ракетные войска стратегического назначения. Учебку проходил в Крыму, а служил в Воркуте. Служба напрямую была связана с космосом, передвижения космонавтов ни на секунду не остаются без бдительного внимания связистов. Я тогда, можно сказать, заболел звёздной флотилией, решил, что обязательно буду здесь работать.

Первая стрела Амура

Но это будет потом, а пока отслуживший срочную службу Владимир Маслов вернулся домой, в Семёнов. И пока Владимир грезил космосом и глубинами океана, Таня вела обыкновенный абсолютно земной образ жизни.
- Я с Вовиной сестрой дружила, – вспоминает Татьяна Васильевна, – вместе в техникуме учились, в стройотряд в Молдавию ездили. А распределили меня после учёбы в «Семёновскую сельхозхимию». И только я приступила к работе, как направляют меня на уборочную в Омскую область – тогда такое часто практиковалось. Помню, как мама провожала меня в аэропорт, переживала очень, мне ведь ещё и восемнадцати не было. Но ничего, долетела, потом 300 км на автобусе, и вот моё рабочее место – совхозная контора, где я должна была продемонстрировать все свои бухгалтерские способности. Два месяца я их там демонстрировала.
В Семёнов я приехала рано утром, и – сразу к подружке. А из дома парень молодой выходит – её брат. Так и познакомились мы с Вовой. Но никаких отношений пока ещё не было, познакомились и познакомились, даже мысли не возникло, что может что-то ещё быть.

А между тем было очень многое – правда, пока ещё у каждого отдельно, но карапуз-амурчик со своим волшебным луком уже сделал свой пробный выстрел.
После своего бухгалтерского дебюта в Омской области Татьяна всерьёз взялась за работу в нашей сельхозхимии и добилась хороших результатов. Она и бухгалтером стала профессиональным, и свои врождённые качества лидера и активиста проявила на все сто процентов в комсомольской работе.
- Я была секретарём комсомольской организации, – рассказывает Татьяна Васильевна, – и однажды Андрей Веселов (первый секретарь Семёновского РК ВЛКСМ – авт.) позвал на работу в райком. Я долго не решалась, не знала, как сказать об этом директору Ивану Никитовичу Погодину, да и не уверена была, что хочу что-то менять. Но однажды отважилась, и он так откровенно в штыки принял всё это – дескать, мы тебя взяли, вырастили, а ты сбегаешь, – что я просто разозлилась и ушла. Максимализм зашкаливал, и на этой волне я даже в институт поступила.

Звёздная флотилия

Четыре года работала Татьяна заведующей сектором учёта в райкоме комсомола и, говорит, даже не вспоминала о знакомстве с интересным парнем, братом подружки. Так закружила её комсомольская работа, что на личную жизнь почти не оставалось времени.
У Владимира тоже жизнь била ключом, его мечта попасть в звёздную флотилию крепла с каждым днём.
- После армии я устроился на арматурный завод, – вспоминает Владимир Григорьевич, – сначала электриком, потом инженером назначили, я тогда уже в политехническом институте учился. Но я знал, что это временно, главное ждёт меня впереди. Я съездил в Москву, подал документы на зачисление меня в звёздную флотилию и терпеливо ждал результата. Работа эта очень серьёзная: космос, заграница… Претендентов отбирали и просеивали как через сито. Через два года дождался – пришёл вызов.

Но к этому времени у Владимира уже были некоторые сомнения в правильности своего выбора – их отношения с Татьяной из простого знакомства перешли на новый уровень.
- Мы ещё раз познакомились на свадьбе у подружки, у Вовиной сестры, – вспоминает Татьяна, – и я уже совсем другими глазами на него посмотрела, да и он тоже. После этого мы практически не расставались. Он так интересно мог рассказывать о своей службе, о своей мечте, о космосе и кораблях, что можно было влюбляться в него снова и снова. Меня даже не останавливал тот факт, что в случае его зачисления на службу мне придётся ждать его на берегу по полгода. Мне тогда казалось, что это и есть настоящая любовь с романтикой, встречами и расставаниями.
- Да, мечта моя сбылась, – говорит Владимир Григорьевич, – это была настоящая жизнь! Работал на знаменитых судах «Академик Сергей Королёв», «Космонавт Юрий Гагарин», «Космонавт Владимир Комаров». Эти суда обеспечивали приём телеметрической информации и управление космическими аппаратами различного назначения. Проще говоря, мы держали постоянную связь с космонавтами, а я был младшим научным сотрудником. Всю Атлантику и Средиземноморье прошли. Сначала переживал, как буду на сессии ездить, но и с этим проблем не было – с Кубы суда тогда ходили, как трамваи, можно было на проходящее сесть.

Владимир Григорьевич не рассказывает, как во время ночных дежурств он смотрел на небо, на звёзды и вспоминал свою Таню. Масловы вообще не любят говорить о любви, считают, что слова здесь абсолютно не нужны. Но тогда ему, наверное, очень хотелось высказать любимой всё, что на душе накопилось. Вот, вроде бы, о чём ещё мечтать: море – вот оно, и звёзды, кажется, можно рукой достать. Только вот той, которой хотелось подарить всю эту красоту, рядом нет.
- Когда мы после очередного рейса вернулись в одесский порт, и я увидел на причале Татьяну, подумал, что сплю и вижу сон. Нет, она действительно приехала меня встречать. Ну уж вот это было абсолютным счастьем.
- Вот тогда мне и посчастливилось побывать на знаменитом судне звёздной флотилии, – говорит Татьяна Васильевна, – меня даже покатали на нём немножко.

Эта встреча стала решающей и жизнеутверждающей для Владимира и Татьяны – они поженились.
- На свадьбе наш приятель Толик Снегов подарил нам почти настоящий якорь и сказал, что пора бросить его в мирной гавани. Тот якорь и сейчас висит на главной стене нашего летнего домика как символ семейной жизни, – рассказывает Татьяна Васильевна.

Но бросить якорь Владимир ещё не решился – снова ушёл в рейс, оставив молодую жену на полгода одну в семейной гавани.
- Тяжеловато было расставаться, – признаётся Владимир Григорьевич, – но и бросить любимую работу тогда не хватило смелости. И вдруг получаю от Тани письмо. Письмо как письмо, с приветами, отчётами, как идёт жизнь, а в конце – скромная приписка: «Скучаю очень-очень». Тут я понял, что всё – надо завязывать с романтикой, меня дома свой космос ждёт.

Так Владимир вернулся к обычной земной жизни и говорит, что ни разу об этом не пожалел. Романтики на свой век он получил с избытком, пришла пора свой собственный космос изучать и отстраивать.
- Вернулся я на арматурный завод, – продолжает Владимир Григорьевич, – сначала на инженерскую должность, потом назначили заместителем директора по кадрам и быту. Свой быт тоже худо-бедно наладили. Сначала жили у родителей. Сын родился. Потом нам дали хорошую комнату в общежитии с отдельным входом, где мы и жили целых двадцать лет. Потом завод стал разваливаться, и я перевёлся в «Хохлому». 28 лет работал главным энергетиком. Работа отнимала всё время, сын наш практически был только на Таниных руках.
- Я из райкома комсомола тоже ушла, – говорит Татьяна Васильевна, – почти сразу после декретного отпуска. Но у меня стаж тоже солидный – более тридцати лет в соцзащите отработала. Хоть по ночам и не приходилось, как мужу, бегать, проверять, как работают котельные, но бессонных ночей тоже хватало. Так иногда жалко людей, которые обращаются в нашу службу, и так плохо делается, если не смогли помочь.

Вторая молодость

Супруги Масловы говорят, что у них даже поссориться не получается, – не из-за чего. Всё вместе решают, всё вместе делают.
- Однажды, правда, мои мужчины пытались со мной поспорить, – признаётся Татьяна Васильевна, – когда я заявила, что хочу свой дом. Но я их быстро переубедила. Очень мне хотелось дом, я даже уже присмотрела его на улице Школьной. Часто проходила мимо и видела старенькую бабушку на скамеечке под берёзой. Такая картинка душевная: домик почти в землю врос, бабушка такая же и огромная берёза. Бабушки не стало, и дом был выставлен на продажу. Теперь мы здесь живём, я счастлива.

Владимир и Татьяна уже пенсионеры, из их рассказа можно сделать вывод, что они – идеальная семья. Неужели и правда ни одного трудного момента, ни одной беды не пришлось пережить?
- Пришлось, – отвечает Татьяна Васильевна, – думали, и не переживём. Вова очень сильно заболел, коронавирус не обошёл нас стороной. Два с половиной месяца был на грани. Я – человек комсомольской закалки, нас к религии не приучали, а тут как-то разом и молитвы на ум пришли, и в церковь стала ходить. Когда мужа выписывали, доктор так и сказал: «Вымолили вас». Я поняла, что такие беды не зря даются, они помогают понять ценность жизни. Каждым мгновением нужно дорожить.
Мы сейчас стараемся не вспоминать о плохом, да и некогда – всё время внучки занимают. У нас как будто вторая молодость наступила. Сначала я побаивалась, как будем на пенсии жить, ведь каждую минуту вместе – вдруг надоедим друг другу, ссориться начнём? Нет, не надоели, даже нравится такой график. Можем поговорить, можем помолчать. Летом вообще скучать некогда – огород не даёт, зимой внучки отвлекают: в школу проводить, в кружки, секции, встретить, накормить, и сын с невесткой частенько заглядывают. Про праздники и не говорю – всегда вместе.
Сын как-то признался, что хочет во всём быть похожим на отца. Это для нас лучшее подтверждение того, что не зря жизнь прожили.

Да, семья Масловых обычная, среднестатистическая, но, как сказала Татьяна Васильевна, было бы хорошо, если бы таких семей было побольше.


Система Orphus
Комментарии для сайта Cackle