Ирина КОЛОБОВА
Фото Александра ЮРЬЕВА
28.05.2022 г.

26 мая отмечался День российского предпринимателя. Пожалуй, это самый молодой праздник в нашей стране – ему всего-то пятнадцать лет. За эти годы армия предпринимателей выросла до весьма солидных размеров, чему, кстати, есть вполне резонное объяснение.

Но ряды этой, казалось бы, надёжной и слаженной армии в последнее время значительно поредели. И у этого тоже есть объективные причины.
Почему так происходит, спросим у человека, который знает о предпринимательстве всё, потому что развивался вместе с ним, рос и вместе с ним побаивается, что их общий век уже недолог.
Елену Царапкину знают в нашем городе если не все, то очень многие. Эта женщина с большой сумкой стала уже своеобразной достопримечательностью, которая без малого четверть века приносит жителям (в основном жительницам) нашего города радость, хорошее настроение, добро. Большую пользу несёт Елена в этой сумке. А беседа с ней позволила сделать вывод, что не только в сумке добро и польза, а и в голове Елены, и в мыслях, и в поступках, и в стихах.

Лена Хренова – девчонка с сельскими корнями, всё её детство прошло в деревеньке Яндовы – там она и школу начальную окончила, и азы самостоятельной жизни получила, там и характер её начал формироваться.
- С большой теплотой и ностальгией я вспоминаю свою деревенскую жизнь, – искренне говорит Елена, – кажется, именно там было настоящее счастье. Характер у меня, конечно, закалялся, но особых трудностей я не испытывала. Хозяйства большого, где надо было бы трудиться с утра до вечера, у нас не было. Мама в художественной артели работала и сразу сказала, что заниматься скотиной не будет. Отец – вольный каменщик, профессионал, всегда был знатным печником, его вся округа знала и ценила; частенько на лесозаготовки уезжал, так что тоже не до хозяйства было. Наша деревня хоть и небольшая, но жизнь там просто кипела, что такое «нет работы», никто себе даже и не представлял. В школу я буквально через дорогу бегала и, как говорили учителя, подавала большие надежды. Меня сразу взяли в оборот как перспективную ученицу – приходилось соответствовать.
А воспитывали нас всех практически одинаково, как зайцев: бегали мы по деревне огромной ватагой, встретится чья-то мама – всех сразу накормит, обогреет, и – опять на волю. Родителям даже в голову не приходило поволноваться за ребёнка: где он – на речке, в лесу… Бабушка у меня была портнихой, лоскутков всегда было много, и она мне из них хорошеньких куколок шила. Вот и все мои игрушки.

У Елены на каждый этап своей жизни есть стихи, которые с самого детства каким-то необъяснимым образом возникали в голове:

Кукол лоскутных мы делали с бабушкой.
Бережно глажу рукой лоскутки.
Как я любила есть с мёдом оладушки,
Суп забелённый. А так, всё – куски.

В начале семидесятых и до далёкой лесной деревни стали доходить слухи, что жизнь-то не ограничивается пасторальными картинками и простыми крестьянскими радостями. Телевидение всё чаще стало волновать умы деревенских жителей, многие стали подумывать о более цивилизованной жизни. До Москвы с её кремлёвскими звёздами и практически сказочной, нереальной жизнью очень далеко, а вот про районные центры родители Лены стали задумываться всё чаще.
- Сначала мы хотели на Бор переехать, – вспоминает Елена, – родители даже съездили туда на разведку. Но мама сразу категорически отказалась – не очень спокойный город был. Решили переехать в Семёнов. Многие соседи, мамины подруги по цеху, там уже обосновались. Вот и мы собрались. Сначала отцу дали ведомственную квартиру на улице Тельмана – полуподвальное помещение, которое по весне водой заливало. Я стала в третью школу ходить. Потом мы дом купили на Новой стройке, и я целый год продолжала бегать в третью школу чуть не через весь город. Потом во вторую школу перевелась. Подружки уже появились, друзья. Мне нравилось к подружкам ходить, у которых братья и сёстры, у них всегда было весело. У меня ведь никого, а о большой семье я только мечтала.

В городскую школу Лена пришла с хорошей характеристикой как перспективная ученица, но тут соответствовать было труднее.
- Контроля надо мной со стороны родителей никогда не было, и я как-то быстренько расслабилась. Литературу любила, по математике тоже нормально, а вот немецкий язык недолюбливала. Всё свободное время, которое мы сами себе частенько продлевали, была на улице или в школе на разных мероприятиях. И окончательно решила, что буду поступать в культпросветучилище на режиссёрское отделение. Уже и документы подала, и «сигналку» прошла, и вызов на учёбу получила. Но тут отец взбунтовался: стал уверять, что это работа не для молодой девушки, будущей матери и хозяйки. И пошла я на портниху. Учились весело, интересно, стенгазету я выпускала, стишки сочиняла, про будущую работу как-то не думала. Но когда пришла на работу в Семёновское КБО, все мои радужные мечты и надежды как-то быстренько исчезли. Принесу в цех магнитофон с литературно-музыкальными композициями на стихи восточных поэтов, а мои коллеги за спиной пальцем у виска крутят – дескать, дурочка какая-то. Им бы «Бони-М», «Аббу» или Пучачёву, а я тут со своей ерундой.

Елена поняла, что стала белой вороной для своих коллег, да и сама работа много удовольствия не доставляла, и в первый же год всё же поступила в заветный культпросвет, но уже на библиотечное отделение.
- Работать в детской библиотеке мне очень нравилось – это было моё. Я всё так же и стихи сочиняла, и праздники устраивала. Всех своих подруг замуж выдала, а парней в армию проводила, потом встретила и тоже поженила. Меня спрашивали, кого я из своих друзей выберу в женихи, только что-то никак не складывалось. И вот поехали мы с подружкой на станцию Керженец в клуб на «Осенний бал», там и встретила я своего Царапкина.

Юрий Царапкин работал в Нижнем Новгороде на заводе «Красное Сормово», туда и переехала молодая семья на жительство. Сначала квартиру снимали, а потом им дали квартиру с подселением.
- Из всех вещей у нас был только матрас да сумка. Первых гостей на табуретке угощали. Я целый год ездила на работу в семёновскую библиотеку из Нижнего (тогда Горького), потом всё же поближе к дому тоже в библиотеку устроилась. А затем меня уговорили перейти на завод в отдел стандартизации и метрологии, работать с секретными документами. Не скажу, что эта работа доставляла мне удовольствие, зато начальник был очень хорошим. Он сам был не лишён творческих задатков, и подчинённых подбирал себе под стать.
Но недолго продолжалась счастливая и благоустроенная жизнь на знаменитом заводе. Подкатили девяностые, перестройка, разруха, разброд и шатания. К этому времени в семье уже была старшая Иринка и младший Дима. Их надо было кормить, а на бартер сделать это было трудно.
- Первый раз нам заплатили бартером, который завод произвёл с Индией, продав им наши подводные лодки в обмен на китайские шмотки. Сначала мы все обрадовались: полотенца, одеяла, пуховики… Их, конечно, можно было обменять на продукты, но не каждому это было по плечу. Но задумываться о торговле стали уже все. Да вся страна на рынок вышла – это уж известный факт. Сначала я вдруг неожиданно обратила внимание на шоколадки, что продавались в магазинчике от кондитерской фабрики. Там так упоительно пахло детством, и сами шоколадки в ярких упаковках вызывали добрые чувства. Купила я упаковку сладких «Матрёшек» и повезла в Семёнов, где даже этого лакомства днём с огнём не сыскать. Отдала маме – она продала у себя в цеху. Навар небольшой, но всё же…
На завод Елена, как и все её коллеги, продолжала ходить, и все грустно подсмеивались над известной шуткой о том, что скоро, пожалуй, с них на проходной будут плату брать за вход на работу.
- Наш начальник к тому времени уже имел огромный охотничий магазин и нам постоянно говорил: «Девчонки, надо выживать. Забудьте все свои институты, все знания и идите торговать, без этого пропадёте». Он нам даже места подсказывал. И пошла я на рынок. Начала с самого лёгкого и самого необходимого, что никогда не бывает лишним: колготки, бельё. Женщины в Семёнове меня уже ждали, да и на сормовском рынке к моему лотку тропа никогда не зарастала.

В 1994-м Елена оформила ИП, а в 1995-м ушла с завода. К тому времени она уже поняла, что ждать улучшений не приходится, надо выгребать самой.
- До 2000 года я стояла на рынке. Надо признать, что торговля шла хорошо, стало понятно, что я выбрала для себя правильную нишу – недостатка покупателей не было. Да и мне было полегче, сумки можно было и в руках таскать. Помощи-то у меня не было. К сожалению, мой муж не смог выкарабкаться из перестроечной трясины, не смог найти себя, одним словом, помощник он был никакой. Я поняла, что надеяться могу только на себя, и мне стало легче. Скопила денег, купила в Семёнове квартиру за две недели до дефолта. Мне тут просто сказочно повезло. И переехали мы с детьми в родной Семёнов.

Елена могла бы пойти работать в любимую библиотеку, её тянуло туда, там она чувствовала себя на своём месте. Но поднять детей вряд ли бы удалось. Пришлось пожертвовать своими мечтами и надеждами. А предпринимательство, как говорит Елена, – это даже не профессия, это образ жизни, и она выбрала его для себя. Или даже, можно сказать, взвалила.
- Да, этому делу нужно отдавать себя целиком. Мороз, жара, ветер, снег, да хоть камни падайте с неба, а работать надо, своё дело не признаёт никаких отговорок. Хорошо, родители мои помогали, а то бы, наверное, не справилась. Я до самого последнего их дня была для них дочкой, которую надо опекать, помогать, поддерживать. Спасибо им огромное. Мамы вот уже пять лет как нет, а отец нынче, в январе, печальный сюрприз мне преподнёс. Ничего не предвещало, – можно сказать, скоропостижно ушёл. Теперь я – сирота.

Когда же было тяжелее всего на предпринимательской ниве?
- Тяжело было всегда. Я уже сказала, что эта работа не признаёт выходных, отпусков, для неё не существует погодных условий, бытовых, социальных или любых других. Но когда есть отдача, благодарность людей, их хорошее к тебе отношение – тогда и понимаешь ценность этой работы. Я получаю удовольствие не от количества вырученных денег, а от общения. Сейчас, конечно, дела идут не лучшим образом. Подобной затоваренности мы в начале нашей эпопеи даже не предполагали. С ценами творится бог знает что. Думаю, что наш предпринимательский век уже измерен, или же, будем надеяться, он выйдет на какой-то другой уровень. Но это уже будет не для меня.
А творческая жилка Елены продолжает биться и требует реализации, потому и увлеклась она поэзией почти профессионально.
- Стихами я не грешила долго, не до того было, но тут пришёл великий и могучий интернет, и жизнь заиграла новыми красками. Наткнулась однажды на условия поэтического конкурса, на который, кстати, один знакомый отправил свои стихи. Подумала: а почему бы нет? Зарегистрировалась, отправила свои стихи, прошла отборочный тур, первый тур, второй, но ожидаемого результата не получила. Почему? – думаю. Вроде бы, мои стихи не хуже других, и отзывов положительных много. А мне вполне резонно объяснили, что не хватает профессионализма. Тогда я поступила на онлайн-курсы литературного объединения и в скором времени поняла, что мои стихи – никакие не стихи, а так, зарифмованные мысли. А стихосложение – это целая наука, у которой есть свои законы и правила, разработанные за тысячелетия существования поэзии. И стала я учиться. Каждый день задания выполняю, изучила все размеры, теперь знаю, как следует писать ямбом, хореем, гекзаметром, дактилем. Тогда и пошли результаты: первый, диплом, второй, третий. Я не знаю, зачем мне это, но чувствую, что надо.

Про возраст Елена говорить не любит – считает, что его вообще не существует, и даже стихи на эту тему привела в настоящем четырёхстопном ямбе:

Ах, возраст, возраст – вам скажу,
не бегаю, а всё скольжу.
Песок под ноги посыпаю,
в маршрутке часто засыпаю.
Всё забываю тут и там.
И думаю, что пополам
от тех годов, что мной прожиты…

Вот так и сложился ямб или, скорее всего, гекзаметр жизни обыкновенного предпринимателя. Говорят, что стихи, сложенные по законам эпического, героического гекзаметра нужно не записывать, а передавать из уст в уста.


Система Orphus
Комментарии для сайта Cackle

   
   

За мир
   
Июль 2022
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
   

Мы в соцсетях

Комментарии  

   
© «Семёновский вестник» 2013-2019
php shell indir Shell indir Shell download Shell download php Shell download Bypass shell Hacklink al Hack programları Hack tools Hack sitesi php shell kamagra jel