Юлия КОМОВА
Фото Александра ЮРЬЕВА
14.05.2022 г.

Ещё в начале весны семёновский загс объявил конкурс «Война любви не помеха» и предложил землякам приносить фотографии молодожёнов военной поры, рассказывать их семейные истории. И вот одна из них.

Семья Леушиных даже представить себе не могла, что спустя более полувека узнают тайну бракосочетания своих родителей. Они были уверены, что мама и папа поженились после Великой Отечественной войны в 1947 году. И вот на днях выяснилось, что расписались они за два месяца перед отправкой главы семьи на фронт.

- Мне позвонили из семёновского загса, – рассказывает Сергей Леушин. – Говорят, мол, обязательно придите, в книге регистрации браков мы нашли запись о ваших родителях. Мы всегда думали, что родители поженились в 47-м году, и документ имеется, но оказалось, что они расписались 24 июня 44-го года, отцу тогда даже восемнадцати не исполнилось. Видимо, в военные годы этому уделяли не особое внимание. А ведь были у меня подозрения: сохранился старый снимок от 7 мая 44-го, на фото мама подписала своим родителям: «Мама, простите, что поступила не по-вашему, но всё будет хорошо!». Значит, они поженились втайне от родных.

Долгая дорога домой

Мама Сергея, Александра Михайловна, в девичестве Мухлаева родом из Ковернинского района. Перед войной её родители переехали в Семёнов, перевезли и дом на Советскую улицу. А отец, Юрий Сергеевич Леушин, родился в Кировской области, его отец был оперуполномоченным, потому семья часто меняла место жительства. В Семёнове же они проживали в бараке, который принадлежал железной дороге.

Молодые Саша и Юра познакомились в техникуме, там они получали специальность технолога обработки древесины. Завязались отношения, приятные встречи, вечерние прогулки по городским улицам... В августе 44-го Юрию должно было исполниться восемнадцать лет, Саша же была чуть старше. Молодые понимали, что парня тут же отправят на фронт. И решили быстренько узаконить свои отношения, без торжеств и гостей расписались.

Сын Сергей вспоминает рассказы отца, как тот бегал на свидания к любимой через наш привокзальный парк, тогда там были склепы, могилы – жутковато, но как же – любовь!

И вот Юрий заканчивает техникум, в августе его сразу же отправляют на войну. Служил он дальномерщиком-зенитчиком на Западном фронте в стрелковом полку.
- Отец мало что рассказывал о войне, – говорит Сергей. – Да и мы в детстве не особо интересовались, это сейчас бы поговорить, расспросить, а не у кого… Знаю только, что он прошёл Польшу, Германию, своими глазами видел концлагерь в Бухенвальде, рассказывал, что там был идеальный порядок, дорожки посыпаны камушками, а бараки огромные, тесовые.

- После войны дослуживать отца отправили на Дальний Восток, – продолжает он. – А в 46-м его демобилизовали в связи с указом – мобилизовать людской резерв, тех, кто имеет средне-специальное техническое образование для восстановления народного хозяйства. Помню, он рассказывал, как добирался до дома. Стоял март, холод. Ехать пришлось между вагонами на сцепке, так как вояк в вагоне битком, мест попросту нет, видимо, у многих ещё и с проездными документами были проблемы. Так вот, чтобы не замёрзнуть, он обменял махорку на унты. Говорил, если бы не унты – замёрз.

Пока Юрий был на фронте, молодая супруга Александра отучилась в учительском институте. Учительницу русского языка и литературы направляли на практику в Воронеж, а в 47-м она уже преподавала ребятам Овсянковской школы, ещё через два года перевелась в Ларионово, где отработала до ухода на пенсию. А Юрий после возвращения работает мастером производственного обучения в семёновской трудовой воспитательной колонии (нынешняя школа-интернат), а затем тоже поступает в учительский институт. Сначала молодые жили у родителей девушки, а затем купили старенький домик в Ларионово: строительство, работа в школе, тяжёлый труд на земле, уход за скотиной, в общем, нелёгкие послевоенные годы.

При свете керосиновых ламп

В молодой учительской семье в 49-м году рождается дочка Люся, но малышка скончалась в двухмесячном возрасте.
- В июне того года здесь, в Семёнове, убили маминого брата, – рассказывает наш собеседник. – Для неё это стало настоящим ударом, пропало молоко, девочка заболела и вскоре умерла. Но уже в 51-м родился мой старший брат Слава, затем Валера, а я, самый младший, появился на свет в 57-м.

- Папа преподавал математику, мама русский язык и литературу, – продолжает Сергей. – Естественно, они обучали и нас с братьями. Знаете, я никогда не чувствовал каких-либо поблажек, как и со всех учеников, спрашивали строго. Уже в старших классах мне приходилось помогать в маминой работе. Представляете, в классах по тридцать детей, сколько тетрадок надо проверить! Принесёт она домой кучу тетрадей, даёт мне на проверку, оценки я, конечно, не ставил, только пометки делал, если находил ошибки. А мама потом взглядом пробежит и оценку ставит. И работать приходилось при свете керосиновых ламп. Тогда в деревне было три больших фермы и, когда начиналась вечерняя дойка, свет в домах отключали. А ещё же свою скотину нужно накормить: мы держали корову, поросёнка, кроликов, курей, в общем, полный двор! Да участок в пятнадцать соток распахивали под картошку. Так что дел было много, и как всё успевали?

Учительская семья всегда была на виду: требовательные, справедливые и при этом очень гостеприимные. Их сын Сергей вспоминает, что в доме всегда было шумно и весело, приезжали дальние и близкие родственники, а праздники устраивали всей деревней.

- Помню, ходили на речку с самоваром, – говорит Сергей. – Мама очень хорошо пела, у неё был чудный голос, а папа виртуозно играл на балалайке, практически любую мелодию мог исполнить. А мы, детвора, любили поплескаться в воде. Знаете, речка у нас хорошая была – чистая, глубокая. Тут недавно приехали с братом на годину к матери, решили детство вспомнить, пошли на речку, а её уж и нет – берега заросли и лишь ручеёк маленький течёт. Не та сейчас деревня, эх, не та! Колхозы развалились, поля заросли, половина домов уже с землёй сравнялась, и людей-то нет.

И жили они счастливо

Юрий Сергеевич также работал завучем, затем председателем колхоза «Верный путь», потом председателем Малозиновьевского сельсовета. Скончался в семьдесят два года.
- У него была гипертония, а он на Пасху решил потолки помыть, вот давление и скакнуло, – рассказывает сын. – Я тогда учился в Москве в институте Сербского, так меня только через неделю к отцу отпустили. Помню, пытался ещё уколы ему ставить, так он левой рукой махнёт, мол, не надо! Уехал я, а через два дня он скончался.

Александра Михайловна пережила любимого мужа на пятнадцать лет. А прожили они вместе, как мама и обещала родителям, хорошо и радостно.

С сыном наших сегодняшних героев мы разговорились о семейных ценностях того поколения.

- Знаете, сколько помню, родители всегда с уважением относились друг к другу, – говорит он. – При посторонних называли друг друга только по имени-отчеству. Во всём совет держали, помогали один другому. Тогда ведь народ другой был и отношение к браку серьёзное. Сейчас вон как живут: без росписи, если что, и разбежаться можно. А в то время берегли семью, детей воспитывали, страну восстанавливали. Это было поколение честных, сильных духом. Не зря говорят: тяжёлые времена рождают сильных людей, а сильные люди создают хорошие времена.


Система Orphus
Комментарии для сайта Cackle

   
   

За мир
   
Июль 2022
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
   

Мы в соцсетях

Комментарии  

   
© «Семёновский вестник» 2013-2019
php shell indir Shell indir Shell download Shell download php Shell download Bypass shell Hacklink al Hack programları Hack tools Hack sitesi php shell kamagra jel