Наталья КАЛИНОЧКИНА
Фото из открытых источников
05.04.2023 г.

Недавно мы знакомили наших читателей с девятиклассницей православной гимназии Анной ГУСЕВОЙ, которая увлечена изучением истории родного города (материал «Ступень в будущее настоящего краеведа» – «СВ» за 18 марта), и обещали опубликовать её работы, которые наверняка заинтересуют многих жителей Семёнова.

Что ж, выполняем своё обещание и предлагаем вашему вниманию исследование, посвящённое зданию на Красноармейской улице.

У каждого дома своя тайна, своя судьба. «Сплетение судеб» – так Анна назвала проект, которым занимается уже третий год. Это настолько увлекло девушку, что она ежегодно со своим научным руководителем Евой Дисановной Беляевой изучает новую тему в историческом краеведении. Узнать историю дома №4 на улице Красноармейской и его обитателей в столетней ретроспективе стало целью этого исследования.

Дореволюционная история

В настоящее время дом перестроен настолько, что от прежнего его вида почти ничего не осталось. Разве только адрес – Красноармейская, дом №4.
До 1898 года полукаменный дом на Гильдейской (ныне Красноармейской) улице находился во владении нижегородки Анны Дмитриевны Мысовской, урождённой Краснопольской.
По документам, хранящимся в центральном архиве Нижегородской области, удалось выяснить, что Анна Дмитриевна Мысовская – нижегородская поэтесса. Родилась 15 марта 1841 года в семье военного врача Дмитрия Григорьевича Краснопольского. Средства её родителей были вполне достаточные, и семье Краснопольских принадлежали имения в деревне Репьёвке Лукояновского уезда Лобасковской волости, небольшое имение в Семёновском уезде, дом в Нижнем Новгороде. А незадолго до смерти отец приобрёл усадьбу в деревне Кудрёшки ныне Богородского района.

Родители Анны переехали в Нижний Новгород в 1844 году, когда девочке было четыре. Аня получила домашнее образование, почти всю жизнь провела в Нижнем Новгороде и Нижегородской губернии. Её муж Павел Гаврилович Мысовский был судебным следователем, надворным советником.
Писать стихи Анна Дмитриевна начала рано. Первые её произведения являются до некоторой степени протестом против той обстановки, в которой она находилась, возмущением пустотой жизни окружающего общества и особенно женщин.
Мысовская писала лирические стихи и басни, юмористические оперетки и острые эпиграммы. В нижегородской и российской печати одна за другой появлялись её обработки народных сказок и преданий, зарисовки быта и нравов горожан. Все её басни списаны с натуры или в деревне, или на базаре, или в лавке.

Она состояла в переписке с А. Н. Островским, перед которым Анна Дмитриевна положительно благоговела и делилась с ним своими работами, часто посылая их ему на просмотр.
Стихи «Женское воспитание» и «Я вернулась из общества шумного» без ведома Анны Дмитриевны были напечатаны Некрасовым в журнале «Отечественные записки» в 1863 году.
«Вам и Некрасову я обязана тем, что полюбила мысль и труд», – напишет она потом Островскому. Видимо, под его влиянием она обратила внимание на быт и воззрения простого народа, чем объясняются её очень меткие характерные басни, сказки и предания. В своих стихах и публичных высказываниях она нередко призывала к просвещению народа.

Также Анна Дмитриевна была прекрасной переводчицей. Её переводы с немецкого, французского, польского языков регулярно помещались в журнале «Пантеон литературы».

Жила Анна Дмитриевна в Нижнем на Тихановской улице. Квартира Мысовской привлекала к себе многих представителей передовой нижегородской интеллигенции. На её знаменитых еженедельных литературных пятницах, а позже субботах бывали В. Г. Короленко, Н. Ф. Анненский, И. С. Рукавишников, А. М. Горький.
С. М. Парийский, хорошо знавший Анну Дмитриевну, вспоминает: «С мягкой, тёплой, отзывчивой душой она всюду вносила с собой отрадное оживление своим присутствием, своей мерной, спокойной речью и искренним добродушным смехом».
В её квартире устраивались творческие вечера, обсуждались важные вопросы местной жизни. Позже литературные встречи стали носить политический характер. Сюда приходило много революционно настроенной молодёжи, студенчества. Мысовская неустанно призывала молодёжь к самоотверженному труду, науке, борьбе за счастье народа:

Друзья, вперёд, под знаменем науки,
Без пошлых чувств, позорящих страстей.
Кто хил и слаб, тому протянем руки,
Чем больше нас, тем будем мы сильней!

Имя Анны Дмитриевны Мысовской не вошло в список классиков отечественной литературы, её известность ограничилась Нижегородской губернией. Однако и Н. А. Некрасов, и А. Н. Островский были весьма высокого мнения о её таланте. «Вы превосходно пишете стихи: после смерти А. Толстого никто так не владеет русским языком, как вы. Надо этому таланту средство показать себя», – писал А. Н. Островский в одном из посланий к Анне Дмитриевне.

После смерти отца у Анны сложились очень тяжёлые отношения с матерью Пелагеей Павловной Краснопольской, недовольной долей, которая досталась дочери по наследству. Она считала, что дочь попросту обобрала её и своих братьев и сестру. На самом деле из всего большого наследства Анне досталось лишь небольшое имение в Семёновском уезде, в котором она до этого и не была никогда, и даже не знала, что оно из себя представляет. В 1898 году она продала дом в Семёнове зажиточному местному торговцу Николаю Ивановичу Жидкову, чтобы содержать свою довольно большую квартиру в Нижнем Новгороде.

Второй хозяин

Николай Иванович Жидков, уроженец деревни Мериново, вместе с братьями занимался ложкарно-красильным промыслом. Он первым из своей ближайшей родни вместе с семьёй переселился из деревни в город, купив дом на улице Нижегородской. Дело его шло в гору, быстро расширялось, нужны были новые площади для красилен. Узнав о продаже двухэтажного полукаменного дома на Гильдейской, долго раздумывать не стал. На втором этаже в просторных и светлых комнатах поселился новый хозяин с семьёй – женой Агриппиной и детьми, сыном Серёжей и дочерью Александрой.
Почти весь первый этаж был отведён под красильню. Вход в неё был со двора. Там же, во дворе, в каменном строении (ныне дом №2) складывалась продукция, готовая на продажу, и новое бельё в плетёных коробах.

Семёновские скупщики-купцы хорошо знали выгоды своего положения. Кому, кроме них, повезут кустари неокрашенные и порой неоскоблённые ложки? И они всегда понизят цену до того крайнего, наименьшего предела, при котором сама работа ещё возможна, окупается и даёт хоть какую-либо прибыль. Ложка отделана лишь начерно, не в окончательном виде и не окрашена. Купленные ложки семёновские скупщики отдают для окончательной отделки мастерам в деревню Дьяково. И после их обработки ложки ещё не окрашены и не покрыты лаком – эту работу выполняли в Семёнове красильщицы или в хозяйских заведениях, или у себя по домам.
Вот такое красильное заведение и открыл Николай Иванович Жидков на первом этаже своего полукаменного дома на улице Гильдейской. Окраской занимались женщины, принятые по найму.
Вот как описывает свои впечатления о типичной частной красильне исследователь: «При входе в неё вас поражает спёртый, испорченный воздух, грязь, запачканные олифой и краской двери. В красильне видны сотни ложек: то в коробах, то на лотках; на лавках производится подготовка лекваса, лежит куча толчёного мела, муки, отрубей, которыми предварительно перед покрыванием ложек олифой отделывают их поверхность, стоят глиняные плошки то с варёным льняным маслом, то с баландой, на лавке сидят за столом красильщицы с засученными выше локтей рукавами и ладонями вытирают ложки. Удушливый воздух и едкая краска вредно действуют на красильщиц, разрушая их зрение и лёгкие».
Сортировкой деревянных ложек занимался сам владелец. Сбывал свой товар он не только на Нижегородской ярмарке, частыми были поездки и в другие города.

В это же время занимался ложкарно-красильным промыслом и брат Николая Ивановича – Осип (Иосиф) Иванович Жидков. Особенно успешно пошла его торговля после демобилизации из царской армии. Благодаря своим музыкальным способностям Осип Жидков служил в элитном полку, был трубачом духового оркестра в рыцарской гвардии в Царском Селе. Став профессиональным трубачом, Осип Иванович остался на сверхсрочную службу. Заработав немалый капитал, вернулся в Семёнов. Когда по праздникам в доме на Гильдейской собиралась вся большая семья Жидковых, долго в нём не смолкали душевные русские песни под баян или гармошку, а иногда окрестности оглашались чарующими звуками нездешних мелодий – это брат Николая Ивановича играл на трубе.
Впоследствии, уже в советские годы, племянник Николая Ивановича Георгий Жидков станет преподавателем музыкальной школы, а Никита Жидков – аккомпаниатором художественной самодеятельности при Доме культуры.

После женитьбы сына Сергея Николаевича на Анфисе Михайловне Марковой в полукаменном доме поселились молодые, а Николай Иванович с женой Агриппиной и дочерью Александрой стали жить по соседству в двухэтажном деревянном доме, выкупленном у Н. И. Кашина.
Сергей Николаевич тоже начал своё дело, открыл собственное ложкарно-красильное заведение в арендуемом доме на улице Дьяковской.

В 1923 году дом Сергея Николаевича Жидкова на улице Гильдейской с отцовской красильней был муниципализирован и передан в ведение уездного отдела народного образования. Семье прежнего владельца разрешено было занять первый этаж дома, а на второй, занимаемый его матерью и сестрой Александрой (отца к этому времени не стало), подселили новых жильцов. После запрета на частное предпринимательство и торговлю Сергей Николаевич с женой Анфисой и сыном Михаилом переехали на жительство в Нижний Новгород, затем в Ленинград.

События советской истории

Довоенная судьба дома почти не известна. Документов о том, как использовалось здание отделом народного образования в эти годы, найти не удалось.
До войны в городе была единственная средняя школа – первая – и две семилетки: третья (на рынке, где ныне располагается музыкальная школа) и вторая (красное здание на улице Трёх Коммунистов, ныне принадлежащее школе №1). Базовая семилетняя школа №2 при Педагогическом институте – такое название и статус имела школа-семилетка.

Педагогическая практика студентов в семилетней школе №2 началась с марта 1946 года. Директор школы Иван Васильевич Рыбин числился в штате института. Именно он организовывал работу в школе со студентами сначала института, а с 1954 года уже педагогического училища.
После войны стало расти число детей, школы были переполненными. В семилетке №2 катастрофически не хватало места, и дом №4 на Красноармейской стал её филиалом. Здесь учились дети 1-4 классов. В здании на Красноармейской находилась и пионерская комната, хозяйка которой – старшая вожатая Римма – была кумиром всех мальчишек и девчонок в школе, поэтому пионеры и комсомольцы здесь были частыми гостями. Бывшие выпускницы школы Нина Сергеевна Щелыкова (1941 года рождения) и Валентина Андреевна Большакова (1940 года рождения) с теплом и любовью вспоминают свою первую учительницу Анну Михайловну Колчину, директора Ивана Васильевича Рыбина, учителя математика М. С. Галицкую, учителя русского языка и литературы Ю. В. Синякову, учителя физики В. И. Разорвина, биолога Р. Б. Никифоровскую, военрука И. А. Пачуева. Вспоминают, что очень любили физкультуру, которую преподавала совсем еще юная Т. Д. Крымова.

Из рассказов Н. С. Щелыковой и В. А. Большаковой, выпускниц школы-семилетки №2:
- Мы начали заниматься в тяжёлом послевоенном 1948 году. Учиться нам нравилось. Жили весело и интересно. Всегда были чем-то заняты: летом собирали лекарственные травы для аптеки, весной и осенью – металлолом, зимой – золу для колхозов. На санки-дровешки ставили ящик и объезжали всю округу, ни один дом не пропускали. Раньше у всех же печки были, да не одна, так в каждом доме нам понемногу золы и насыплют. Глядишь, ящик за день и наберётся. Соревнования по звеньям проводились, кто больше соберёт. Но не это было главное. Главным было то, что мы своим трудом помогали своей Родине. Росли мы настоящими патриотами. Очень нам хотелось, чтобы страна наша скорее после войны оправилась.

- А какие веселые праздники мы проводили! Наша учительница русского языка Ю. В. Синякова непременно к каждому празднику спектакль ставила. От артистов отбоя не было, всем хотелось участвовать. Особенно любили мы новогодние праздники. А директор наш Иван Васильевич Рыбин так здорово на мандолине играл и нас учил!
И ещё в школе на втором этаже детская библиотека была. Очень нам это нравилось.
Любили мы и старшую вожатую Римму. Наши пионеры и комсомольцы во всём старались ей подражать. Главным помощником Риммы во всех начинаниях была секретарь школьной комсомольской организации, наша одноклассница Валя Загулина, она с нами с 5 класса училась. Такая девчонка заводная была: она и в отрядных делах, и в общешкольных – везде первой была!

Секретарь школьной комсомольской организации Валя Загулина – это хорошо известный в городе человек. Валентина Феоктистовна (в замужестве Подлеснова) – ветеран педагогического труда и активистка ветеранского движения, Заслуженный ветеран Нижегородской области. В течение 35 лет, с 1987 по 2022 годы Валентина Феоктистовна возглавляла ветеранскую организацию Семёновского техникума.

В начале 1950-х годов число детей школьного возраста в Семёнове ещё значительно увеличилось, многие ученики после семилетки хотели продолжить обучение в средней школе, чтобы потом была возможность поступать в институт. Но в городе была единственная средняя школа. (В эти годы в стране происходит переход ко всеобщему среднему образованию, большинство школ становятся десятилетками). И в 1951 году руководство района (первым секретарём райкома ВКП(б) был товарищ Жиганов) и горсовет приняли решение из начальной школы №4 сделать среднюю школу, поскольку денег на строительство нового здания в бюджете просто не было – ведь всего шесть лет назад закончилась война. Четвёртая школа состояла из основного двухэтажного кирпичного здания и большой двухэтажной деревянной постройки с четырьмя классными комнатами. Между этими корпусами была пустота шириной 6-7 метров. Эту пустоту и застроили: на первом этаже появился спортзал, а на втором – ещё две классные комнаты.

А в 1955 году в городе открылась средняя школа №3 в здании так называемого «розового» здания в центре города. Детей расформировали по трём средним школам №1, №3 и №6.
Потребность в школе-семилетке отпала. Так закончилась история школы №2 на улице Красноармейской, в доме №4.

Музыкальное прошлое

Основной задачей послевоенного десятилетия явилось восстановление народного хозяйства, в том числе учреждений культуры. В связи с этим в марте 1946 года принят закон о восстановлении и развитии народного хозяйства.

В 1946 году заведующим отделом культпросветработы Исполкома Райсовета Семёновского района был назначен Николай Георгиевич Ленков. На одном из первых заседаний Исполкома в новой должности Николай Георгиевич предложил создать в городе музыкальную школу. Коллеги его поддержали. Одобрили предложение семёновского отдела культпросветработы и в области. Официальной датой открытия Семёновской детской музыкальной школы по решению Горьковского областного Отдела искусств считается 5 сентября 1946 года.
Из отдельных кружков баянистов, скрипачей, пианистов при Доме культуры и создавалась музыкальная школа. Организатором и первым директором стал Николай Александрович Волков – выпускник Московской духовной академии, профессиональный скрипач, преподаватель географии средней школы №1, краевед, общественный деятель, в довоенные 1937-1938 годы – руководитель хора при районном Доме культуры.
В момент организации школа не имела ни своего помещения, ни музыкальных инструментов. Занятия проводились на дому у преподавателей, а было их всего четверо: Эмилия Ивановна Наумова – фортепиано, Георгий Иосифович Жидков – баян, Владимир Николаевич Виноградов – теория музыки и Николай Александрович Волков – скрипка.

В 1956 году детскую музыкальную школу возглавил Юрий Фёдорович Ежов. В этом же году учебному заведению был передан первый этаж здания бывшей общеобразовательной школы №2 по улице Красноармейской, дом 4.

В 1951 году выпускником школы стал один из лучших учеников Георгия Иосифовича Жидкова Ваня Шестериков. После нашей музыкальной школы он поступил в Ярославское музыкальное училище, а, окончив его, с 1955 года начал работать преподавателем по классу баяна в родной музыкальной школе. В 1966-м окончил Горьковскую государственную консерваторию им. М. И. Глинки.

Школа росла, увеличивалось количество учеников, открывались новые классы. Вновь был поднят вопрос о расширении здания. В 1968 году Исполкомом райсовета решено было найти для детской библиотеки, которая жила в доме на улице Красноармейской, в добром соседстве с музыкальной школой почти двадцать лет, другое место в городе, а музыкальной школе отдать всё здание. С 1968 по 1971 годы была проведена реконструкция. Школа получает пристрой с актовым залом на 80 мест и новыми учебными классами.

В становлении и развитии школы огромную роль сыграли опытные руководители Ю. Ф. Ежов (с 1956 по 1967 гг.), Б. И. Комаров (с 1967 по 1977 гг.), В. П. Лабутин (с 1977 по 2008 гг.)
За годы своего существования из стен школы вышли более 2500 юных музыкантов. Многие из них избрали музыку своей профессией. В настоящее время абсолютное большинство преподавателей являются её выпускниками.

Семёновская детская библиотека, занимавшая до 1968-го в доме №4 на Красноармейской небольшую комнату, была открыта 1 августа 1938 года. После того как закрылась школа-семилетка №2, библиотеке отдали почти весь второй этаж, и она наконец могла иметь не только комнату для обмена книг, но и настоящий читальный зал. В ней было даже служебное помещение с закрытым книжным фондом. В штате библиотеки были три работницы: заведующая, библиотекарь и любимица всех юных читателей, хозяйка читального зала Антонина Ивановна Дегтярёва. Она пришла в детскую библиотеку в августе 1946 года совсем юной, сразу после Борского культпросветучилища. Почти десять лет проработала на обмене книг, а в 1955 году, когда библиотеке отдали весь этаж, стала заведующей читальным залом.

Из детских воспоминаний старожила нашего города Евы Дисановны Беляевой, активиста детской библиотеки в 50-60-е годы:
- Впервые я переступила порог детской библиотеки в сентябре 1955 года. Читать к этому времени я уже умела довольно бегло, но очень переживала, что меня не запишут, потому что я пришла без мамы. Опасения мои были напрасны – симпатичная улыбчивая библиотекарша меня записала и даже книжку новую выдала. Как сейчас помню, это была иллюстрированная сказка Бориса Корнилова «Как от мёда у медведя зубы начали болеть».
«Придёшь через три дня», – сказано было мне с улыбкой.
Я пришла на следующий день, потому что книжку прочитала от корки до корки. Бежала, сгорая от нетерпения, – так хотелось взять новую. Но на абонементе был другой библиотекарь, строго вернувший меня на землю безапелляционным заявлением, что сегодня не мой день для обмена книг, и вообще вчера взятую книгу я наверняка и не прочитала. Но меня выручила моя знакомая улыбчивая библиотекарша, которая, как ангел, внезапно оказалась рядом, когда я уже готова была разреветься от обиды.
В итоге книжку мне выдали, и не одну. И с той поры библиотека стала моим вторым домом. Здесь я проводила всё своё свободное время под крылом моего ангела-спасителя Антонины Ивановны Дегтярёвой. А классу к четвёртому как активист библиотеки я стала помогать сотрудницам выдавать и записывать книги читателям, находить на стеллажах нужное издание.
Читателей в нашей детской библиотеке было очень много. Чтобы обменять книги, порой нужно было постоять в очереди. Иногда она начиналась на лестнице, ведущей на второй этаж, затем тянулась вдоль прихожей, и только потом можно было войти на абонемент.

- Самым любимым местом в библиотеке был читальный зал, – вспоминает Ева Дисановна. – В те времена он казался нам большим и светлым, очень уютным. Здесь было много цветов, и один из них – самый большой, под потолок, – склонялся над столами. Всем хотелось занять место именно под его сенью. Читали мы много и с удовольствием, поэтому наш читальный зал всегда был полон.
А с Антониной Ивановной мы сохранили дружбу на долгие годы. В 1965 году, когда детская библиотека переехала из дома №4 на Красноармейской, Антонина Ивановна перешла работать в третью школу, где я училась в 11 классе. На следующий год я стала работать в школе старшей вожатой, и мы дружили уже как коллеги.

Удивительно, сколько самых разных человеческих судеб оказалось переплетено в жизни этого дома на улице Красноармейской! Юная исследовательница Анна Гусева проследила ещё одну параллель: когда-то первый этаж дома был красильней, там красили ложки. А спустя годы, в далёком 1955 году, секретарь комсомольской организации, выпускница школы-семилетки №2 Валя Загулина (Подлеснова) стала работать в артели «Вторая пятилетка» художницей росписи по дереву, расписывала в ней ложки.
Вот и получается, чтобы по-настоящему любить свой город, надо знать его историческое прошлое, его традиции, людей, которые внесли свой вклад в его развитие. И чем больше мы узнаём о родном крае, тем больше проникаемся добрыми чувствами – уважением, сопереживанием, любовью к его жителям.

Знакомство с другими интересными исследованиями Анны Гусевой мы уже готовим для вас.


Система Orphus
Комментарии для сайта Cackle

   

   

   

Комментарии  

   

УЧРЕДИТЕЛИ:
Правительство Нижегородской области,
Совет депутатов городского округа,
АНО "Редакция газеты "Семеновский вестник"



Газета выходит по вторникам, четвергам и субботам (кроме праздничных дней).


Цена свободная.

Наш адрес:
606650
г. Семенов Нижегородской области,
ул. Нижегородская, 8
(адрес издателя).

E-mail:
semvestnik@semvestnik.ru

Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов публикаций.


Газета зарегистрирована Управлением Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций по Нижегородской области. Рег. номер ПИ №ТУ52-0738 от 23 июля 2012 г.


Подписной индекс 51284

© «Семёновский вестник» 2013-2024
php shell indir Shell indir Shell download Shell download php Shell download Bypass shell Hacklink al Hack programları Hack tools Hack sitesi php shell kamagra jel