Ирина КОЛОБОВА
Фото предоставлено героем материала
06.01.2024 г.

Сегодня, в канун Святого Рождества, когда, кажется, даже сам воздух наполнен тайнами и предчувствием чуда, самое время поговорить об этом чуде. Что ждёт человек в ночь под Рождество, какие желания загадывает и верит ли в их исполнение?

 Наш сегодняшний гость отец Артемий, настоятель храма иконы Владимирской Божией Матери села Светлого, уверен, что в самом этом вопросе скрывается ответ.

- По-моему, ключевым в этом вопросе является слово «верит», – говорит он. – Если человек верит в то, что загадывает, о чём мечтает и чего желает всей душой, это обязательно сбудется. Истинная вера – такая великая сила, перед которой ничто не может устоять.

Эти слова были сказаны с такой горячей уверенностью, что, казалось, их произнёс убелённый сединами и умудрённый житейским опытом старец. А между тем отцу Артемию всего тридцать четыре года. Если бы не ряса и большой крест на груди, вряд ли бы кто распознал в этом молодом, высоком, под два метра ростом парне святого отца. Бороду и длинные волосы, забранные в хвост, легко можно отнести к современной моде. И беседа наша началась не с теологических догм и наставлений, а с шуток, которыми отец Артемий не переставал сыпать. Но, кроме шуток, были и глаза, которые хоть и улыбались, но была в них какая-то непонятная, притягательная сила, которая заставляла слушать и верить каждому слову этого человека. Как такое возможно в тридцать четыре года? А может, наш гость уже родился на свет святым отцом, готовым к служению Богу?
- Святыми не рождаются, – возражает отец Артемий, – ими становятся при страстном желании и упорном труде. Среди известных православных святых есть те, кто является почти нашими современниками. Они жили с кем-то по соседству, работали, дружили, ходили в магазины. Именно они и дают нам понять, насколько близка и достижима главная цель христианской жизни, – стоит только захотеть, и каждый может стать святым.

Родился отец Артемий в городке Лодейное Поле, что под Питером, и был он никаким не Артемием, а простым Артёмом Скакалиным. Правда, родители, когда хотели сделать наставление или поругать, строго называли мальчишку Артемием.
- В семье у нас большой строгости не было, – вспоминает наш герой, – но благочестивый образ жизни мы с братом впитали при рождении. Вроде бы, никто особенно не воспитывал, но что такое хорошо, а что плохо, мы хорошо различали. Я, например, с раннего детства знал, что обижать девочек нельзя, а когда подрос, понял, что нельзя напоказ выставлять свои чувства.
В Лодейное Поле моя семья переехала на время из Луганской области – можно сказать, из-за меня. Бабушка работала там, под Питером, военным врачом, и когда маме пришёл срок рожать, велела срочно приезжать. Недолго мы там жили – вернулись на Украину в Кременную.
К сожалению, я почти не застал того благословенного времени, когда люди в Луганской области жили спокойно и счастливо. Вот сады в памяти остались, груши, сливы… Они и не позволяли нам с голоду пропадать, огородами только и питались, когда нагрянул 1994 год. Отец работал инженером на шахте, зарплату не платили, и семья приняла решение уехать в Нижний Новгород, куда к тому времени уже перебралась наша бабушка – военврач.

Получается, Скакалины были одними из первых беженцев с Украины, которым пришлось сменить благодатную житницу на довольно суровый климат Нечерноземья. Но именно в этом климате наш герой и нашёл самого себя.
- Родители Нижний Новгород выбрали ещё и потому, что там был планетарий и оперный театр – они большие поклонники прекрасного, – вспоминает он. – Я помню, что нам всё время помогали: родителям работу нашли, общежитие дали, я ходил в детский сад при воинской части, откуда постоянно сбегал в книжный магазин. Книги на полках меня просто завораживали, и я всё время удивлялся, почему меня ловят, ведь никто же не знает, куда я сбежал?! Потом, после садика, меня пристроили в элитную гимназию с углублённым изучением немецкого языка. Я старался соответствовать, потому что одноклассники были из очень обеспеченных семей. А мы смогли приобрести своё жильё в ипотеку в далеко не самом престижном районе – на Сортировке. Я оттуда до гимназии добирался по несколько часов и словно в другой мир попадал. На Сортировке – банды, цыгане, уголовники, драки, разборки… Не скрою, в драках я тоже частенько участвовал, физическую силу начал оттачивать с ранних лет, боевыми искусствами увлёкся. А в гимназии грыз гранит науки, чтобы ни в чём не уступать одноклассникам. К прекрасному приобщился – в театры ходил, в музеи.

И именно в Нижнем Новгороде наш герой приобщился к церкви. Он ещё не думал, что будет связан с ней накрепко, но она с первого момента взяла его в свой святой плен.
- Меня крестили в Высоковской церкви, крёстной была регент церковного хора. Всё таинство до мельчайших подробностей помню. Меня просто заворожила красота храма. Но я не бегал туда каждую свободную минуту. Знал, что церковь есть, я могу сходить туда, как только захочу и снова испытаю те непонятные и удивительные чувства. Но связывать с ней свою жизнь у меня и в мыслях не было. Я хотел стать военным. Но Господь управил всё по-своему. Когда выяснилось, что военным я стать не могу и даже в армию меня не возьмут из-за астмы, думал, что жизнь моя на этом закончилась, и теперь мне всё равно, кем быть.
И Артемий поступил в академию государственной службы, что сулило очень большие перспективы.
- Мне удалось поступить на бюджетное отделение факультета мировой экономики. На кафедре переводчиком подрабатывал – пригодился опыт, полученный в гимназии. Иностранный язык меня всегда выручал, аспирантуру на отлично окончил, стал постоянно работать на кафедре. Но вопросы теологии меня стали волновать всё больше. Маркса всего проштудировал, пытался разобраться, на самом ли деле религия – опиум для народа или же философ вкладывал в эту фразу что-то другое?

Многое узнал наш герой, многое понял, постоянно самообразовываясь и совершенствуясь, но продолжал жить по обычным обывательским меркам, где материальная сторона находилась не на последнем месте.
- Я ушёл в коммерцию, работал в отделе судебной экспертизы, куда обращались участники дорожно-транспортных происшествий. И постоянно читал – всё равно что, хоть стихи Расула Гамзатова, хоть женские журналы, только бы литература в руках. Мне всегда казалось, что я чего-то недоделываю, до чего-то не дотягиваюсь, чего-то упускаю в этой жизни. Случайно попал на работу в управление делами губернатора, шёл устраиваться в кремлёвскую автобазу, а в отделе кадров сказали, что неправильно с такими документами и с таким образованием в гараже работать. И стал я заниматься государственными закупками, всё на мне было: от оборудования губернаторского вертолёта до кремлёвских санузлов.

Так бы и чувствовал себя Артемий неуверенным в себе, раздражал бы сам себя по разным мелочам, метался из стороны в сторону в поисках себя, если бы однажды не случилось ему проходить мимо храма Жён Мироносиц.
- Кроме как провидением я это назвать не могу. Хотя, когда просто проходил мимо храма, ни о чём подобном не думал. Увидел, что на территории храма три бомжеватого вида субъекта пристают к батюшке и к девушке, стоящей рядом. Я подбежал, собрался уж было раскидать их в разные стороны, но батюшка остановил меня, сказал, что это рабочие, помогают храму, и если хочешь, то тоже можешь помочь. Он предложил мне послужить пономарём. Я согласился.

Это и был тот самый заветный момент, тот единственный шанс, который даётся каждому, но, увы, не каждый может его распознать. Может, не сразу, не в этот первый момент наш герой понял своё истинное предназначение, не сразу изменился, не сразу избавился от всех своих комплексов. Но момент был пойман, а вместе с ним и предназначенная свыше судьба.
- В храме я познакомился с будущей женой и сразу понял, что это она. Алёна пела в церковном хоре и училась в духовном училище, отец у неё – сельский священник. Мой духовник в храме уже тогда начал предлагать мне поступать в семинарию, но, наверное, я ещё не был уверен в себе, материальная сторона и бытовые проблемы ещё не позволяли полностью довериться Богу. Я тогда сказал, что если бы у нас было своё жильё, то я бы ни минуты не колебался, потому что в Боге у меня уже была такая необходимость, какая бывает только у детей, когда они неосознанно тянутся к матери. И через неделю у нас нарисовались очертания собственной квартиры. Родители Алёны хранили в ящике старые ваучеры, и во время каждой уборки они порывались их выбросить. И вдруг им предлагают продать ваучеры по выгодной цене. Так у нас и появилась квартира, а я исполнил своё обещание – поступил в Белгородскую семинарию с миссионерской направленностью.

Обряд рукоположения молодого священника Артемия проходил в Городце, совершал его Епископ Августин.
- Мне предлагали остаться в Городце, стать священником одного из храмов, но я отказался. К тому времени у нас уже был маленький домик в деревне Двудельное Семёновского района – мы купили его ради дочери. Ей предстояла серьёзная операция, и надо было некоторое время пожить в деревне на свежем воздухе. И я попросился в храм в село Светлое. Теперь постоянно на свежем воздухе находимся.

Отец Артемий признаётся, что иногда жалеет о своём выборе – в Городце у него было бы больше перспектив. А что это такое – перспективы священника?
- Главное богатство священника – это его приход. Чем больше людей, идущих за тобой, чем больше добрых дел, которые ты совершаешь, тем ярче вырисовываются твои перспективы стать святым. Это не метафора – каждый человек рождён для того, чтобы к этому стремиться. Это и есть главная христианская цель. Но в своём выборе я вижу много положительного: здесь, в маленьком селе, в храме с небольшим приходом я должен сам искать пути для своих перспектив, прикладывать максимум усилий, отдавать этому всё своё время.

И таких перспектив у отца Артемия, ставшего капелланом, появилось больше, но приходится добавить, что к сожалению.
- О том, что началась специальная военная операция, я узнал в Белгороде, когда был в семинарии на сессии. И не только узнал, но и услышал. Прогремели взрывы, и нас оповестили об эвакуации. Но, слава Богу, всё обошлось. Когда вернулся в Семёнов, узнал, что из района уже мобилизовано 300 человек, и каждому из них необходима помощь не только материальная, но в большей степени духовная. И начались мои поездки в зону военных действий – практически туда, где проходило моё детство, где я был счастлив, и где сейчас раздаются взрывы. Я не могу и не хочу обсуждать политическую подоплёку всего происходящего, но твёрдо знаю: меня там ждут, я нужен, и я поеду. И маскировочные сети будем плести, и супы варить, в этом моя супруга стала непревзойдённым мастером. Но, Боже мой, как хочется, чтобы всё это поскорее закончилось! Чтобы дети засыпали под нашу семейную видеопередачу «Ангела ко сну» (Скакалины сняли уже около трёхсот выпусков, которые можно посмотреть в социальной сети «ВКонтакте», – авт.), а взрослые не боялись смотреть программу новостей. Чтобы под Рождество все загадывали простые, добрые желания, не опасаясь за себя и своих близких. Ведь это самый добрый и волшебный праздник изо всех.


Система Orphus
Комментарии для сайта Cackle

   

   

Июнь 2024
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
   

Комментарии  

   

УЧРЕДИТЕЛИ:
Правительство Нижегородской области,
Совет депутатов городского округа,
АНО "Редакция газеты "Семеновский вестник"



Газета выходит по вторникам, четвергам и субботам (кроме праздничных дней).


Цена свободная.

Наш адрес:
606650
г. Семенов Нижегородской области,
ул. Нижегородская, 8
(адрес издателя).

E-mail:
semvestnik@semvestnik.ru

Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов публикаций.


Газета зарегистрирована Управлением Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций по Нижегородской области. Рег. номер ПИ №ТУ52-0738 от 23 июля 2012 г.


Подписной индекс 51284

© «Семёновский вестник» 2013-2024
php shell indir Shell indir Shell download Shell download php Shell download Bypass shell Hacklink al Hack programları Hack tools Hack sitesi php shell kamagra jel