Печать
Категория: Резонанс
Просмотров: 2851

Юлия МЕРКУШОВА
11.12.2014 г.

Трагедия, которая произошла два года назад в Шалдежке, привела в шок не только жителей этой деревни, но и в целом всю страну.

Напомним: тогда местная жительница Ирина Марушина убила собственного полуторагодовалого сына. В 2012-м наша газета неоднократно писала об этой драме, и жители округа бурно обсуждали и высказывали свои мнения.

У Ирины Марушиной было трое детей. Старший сын от первого брака – уже взрослый парень, живет в Нижнем Новгороде. Дочке Анастасии нет еще и пяти лет, а вот Павлик не дожил до своего второго дня рождения. Мать убила его топором.

Сейчас Ирина находится в Орловской специальной психиатрической больнице на принудительном лечении. Она была лишена родительских прав, также суд обязал ее выплачивать алименты бывшему супругу Александру Куценко на содержание дочки Анастасии, которая живет вместе с отцом.

На днях мы отправились в гости к Александру и его дочке Насте, чтобы узнать, как налаживается их жизнь.

Папа и мама в одном лице

ак мы живем? Да хорошо! – с грустной улыбкой говорит Александр, разливая по чашкам ароматный кофе. – Каждый день – хлопоты, заботы. Все нужно успеть – покушать приготовить, постирать, убрать... Сам соленья закрываю и варенье варю. Настя ведь всегда со мной, а уж, если что случается, и я не успеваю забрать ее из детского сада, то помогают друзья. В общем, я теперь и папа и мама в одном лице!

- Пап, пап, переодень куколку! – Настюша протягивает отцу куклу.

Глазки девчушки горят, ведь папа только-только купил ей новенький набор – куклу и маленькие яркие платьица. Девчушка уселась рядом с нами и принялась уплетать вкусности, которые лежали на столе, не забывая угощать и нас. 

- Настя – очень активная девочка, – рассказывает Александр. – Любит гостей – видите, как вам рада! У нее и подруг много! Я думаю, вырастет она хорошей хозяйкой. Помогает мне во всем! Настюш, помоги папе тапочки надеть.
Александр – инвалид. Еще и десяти лет не прошло с той страшной аварии, когда он потерял правую ногу.

- Врачи думали, что я не выживу, – рассказывает он. – На меня машина наехала – пришлось врачам ампутировать мне ногу. Тяжело, конечно, с протезом, но я уже привык. Приходится обувь искать с небольшим подъемом – иначе могу запросто упасть. Но мы так просто не сдаемся. Настя теперь – все в моей жизни, я ведь только ради нее живу и стараюсь!

Жизнь Александра Куценко вместе с дочкой идет размеренно и относительно спокойно. Лишь письма бывшей жены Ирины Марушиной будоражат воспоминания.

- Как когда-то любила она писать стихи, так и ныне строчит в психбольнице. А еще постоянно просит, чтобы мы ей привезли конфеток, пряников! – откровенничает Александр. – Не дождется! Я просто не отвечаю на ее письма. Она, конечно, спрашивает про Настю, про нашу жизнь, говорит, что все поняла и просит прощения. Но о каком прощении может идти речь? Простить такое невозможно. А на днях пришло письмо, где она пишет, что в конце ноября прошла комиссию, и есть большая вероятность того, что ее переведут в Нижний Новгород. Вообще, я считаю, что лучшим наказанием для нее была бы зона – лет так на пятнадцать-двадцать.

- Пап, пап, у лошадки ножка сломалась! – перебивает его вновь подбежавшая Настюша.

Александр извиняется перед нами и начинает чинить игрушку.

Есть для кого жить

На стенах дома висят фотографии маленького Павлика. Александр не часто берет в руки фотоальбом, так как боль утраты слишком велика. Но все же он достал пачку фотографий, аккуратно уложенных в шуршащий файлик. И увлеченно начал рассказывать о жизненных моментах, изображенных на снимках. Словно ему вновь хотелось вернуться в то время и многое изменить. 

- Это Настя только родилась – вон какой хомячок! – с умилением говорит отец. – А это наш Павлик – настоящий богатырь! Бывало, подойдет ко мне, ручонку протянет и говорит: «Папа, бада» – так он воду просил. А как животных любил! Восторгу не было предела, когда ему в поле зрения кошка попадала!

Александр старается не говорить о том, что касается трагедии, при дочке, но людская молва доносит суровую правду до маленькой девочки.

- Конечно, люди говорят об этом, и надо заметить, много говорят, – вздыхает Александр. –  А Настя уже многое понимает. И знает, что мама убила ее братика. Люди вообще бывают жестоки, даже к детям. Или просто не понимают, о чем говорят? Как-то еду в маршрутке, женщина одна так долго на меня смотрела, а потом со злостью говорит: «Так это твоя жена ребенка убила? Хм, в этом еще разобраться надо, кто виноват!» Незнакомые люди, абсолютно не в курсе дела, а могут такую чушь сказать. Те же, кто знают меня и Настю, всегда поддерживают и стараются помочь.

- Саша, а что будет, когда Ирина вернется? Ну, не всегда же она будет находиться в заточении в психиатрической больнице? – спросила я.

- Я, конечно, позволю ей увидеться и поговорить с дочерью, – не задумываясь, ответил он. Видимо, на эту тему он уже думал не раз. – Но исключительно в моем присутствии! Жить-то она с нами точно не будет. Кто знает, что творится у нее в голове! А если уж честно, то, надеюсь, к этому времени у меня уже будет полноценная семья и обязательно дети…

Александр очень хочет найти хорошую и порядочную женщину, которая полюбит их с дочкой и сможет подарить материнскую ласку и заботу, в которой очень нуждается девочка. Мечтает он и о том, что у него появятся еще дети, о том, как он будет с ними нянчиться, учить ходить, читать, писать…

- Дети – это же великое счастье! – сказал Александр. – Когда они окружают тебя, появляются силы жить дальше, отдавать им самое ценное и дорогое.

Мята на могилке

Надпись на памятнике Павлику гласит – «04.03.2011– 05.11.2012»  Как мало прожил этот светлый мальчик!

- Я очень часто прихожу сюда, – говорит Александр. – В основном, один… Настю стараюсь не приводить сюда, хотя она знает, где похоронен ее братик. В этом году поставил памятник, купил вот новенькую игрушку – слоника, точно такая же была в день его похорон – лиловый слоник… Всегда приношу ему сладости и игрушки. А еще посадил огромный куст розовых роз.

В тишине и молчании Александр смахнул снег с памятника сыну, протер его фотографию, отряхнул лилового слоника... Огромные глаза мальчика и жизнерадостная улыбка пробирают до самой глубины души. Александр отвернулся и прикрыл лицо рукой.

- А вы знаете? – неожиданно сказал он. – Вот тут, посмотрите, сама по себе выросла мята… прямо вот около могилки. Я сам сначала не верил, но... Наверное, знак его чистоты и безгрешности.

Действительно, чист и безгрешен этот ребенок, а отцовская любовь не померкнет спустя годы. Александр – верующий человек, и каждый его день начинается обязательно с молитвы. Он верит и в то, что Павлик с небес наблюдает за их жизнью – за отцом, за сестренкой… И видит лилового слоника, которым он не успел наиграться.

Фото Александра ЮРЬЕВА и из семейного альбома А. КУЦЕНКО


Система Orphus
Комментарии для сайта Cackle