12.04.2023 г.

Сегодня мы продолжаем знакомить вас с исследовательскими работами девятиклассницы Семёновской православной гимназии Анны ГУСЕВОЙ, участницы окружного конкурса исследовательских работ «Ступень в будущее».

«Всего сгорело…»

Город Семёнов, в основном деревянный, спустя сто лет своего существования, в сентябре 1847 года, пережил опустошительный пожар. В рапорте нижегородскому губернатору о последствиях стихии говорится следующее: «…в бывший 6 сентября сего года в городе Семёнове пожар... всего сгорело: домов каменных – 5, деревянных – 92, сиротских изб – 8, лавок – 81, торговых заведений – 4». После разрушительного пожара город начал постепенно отстраиваться заново, но по-прежнему он в основном оставался деревянным.

В 1870-х годах довольно значительные изменения в облике Семёнова произошли благодаря стараниям председателя Семёновской городской управы Гавриила Семёновича Рекшинского, избиравшегося на эту должность семь раз подряд (с 1871 по 1902 годы). Гавриил Семёнович числился купцом 2-й гильдии, являлся председателем Семёновского сиротского суда, почётным мировым судьёй и почётным гражданином города Семёнова. В годы его управления город понемногу стал «окирпичиваться» – обзаводиться каменными постройками. В 1873 году завершилось cтроительство солдатских казарм (территория воинской части на улице Спортивной). В 1874 году выстроены общественные лавки для торговли на Нижней Базарной площади (площадь Октябрьской Революции). В 1874 году построено так необходимое городу пожарное депо с каланчой. В связи с этим произошло и первое благоустройство пруда, на котором были устроены два подъездных и два наплавных моста «для удобного наливания воды в бочки во время пожарных случаев».
В 1877 году по периметру площади были выстроены каменные одноэтажные торговые ряды. Часть их сохранилась до настоящего времени. В 1877 году построено здание городской думы на Соборной площади. Сама площадь была замощена и получила освещение – здесь загорелись первые в городе десять уличных фонарей. На собор были прикреплены городские часы с боем. Все эти мероприятия стали важными событиями в жизни небольшого провинциального городка.

Дом: начало

В годы правления Гавриила Семёновича Рекшинского в 1878 году был построен и каменный дом на углу Большой Базарной площади и улицы Казанской (ныне улица Луначарского). Дом принадлежал нижегородскому купцу 2-й гильдии Н. И. Распопову, владельцу нескольких лавок в Нижнем Новгороде, хозяину нижегородского домовладения на углу Тихоновской и Малой Печерской улиц.

В конце XIX – начале XX веков Семёнов являлся главным скупочным пунктом щепного товара – разных деревянных изделий: посуды, чашек, ложек, игрушек, в огромном количестве производившихся в окрестных деревнях. Почти весь этот товар проходил через семёновские базары. В ярмарочные дни сюда съезжалось много торгового люда и, в первую очередь, купцов-скупщиков щепного товара. Предприимчивый купец Н. И. Распопов решил, что построить дом с постоялым двором и трактирным заведением в центре города прямо на главной Базарной площади – дело выгодное.
«Да, расти и крепнуть Семенову помогали большие дороги... Тут отдых и ночёвка на просторных постоялых дворах. На постоялых дворах торговые новости и цены на всякую всячину на сто вёрст кругом узнать можно. Постоялые дворы помогли Семенову до города подняться и потом ему долго служили. И были они в почёте до года семнадцатого», – писал в своём очерке «Слава моего Семёнова» Сергей Васильевич Афоньшин.
Владельцем дома купец Распопов оставался в течение нескольких лет, а с 1882-го в наследство вступила его жена Екатерина Назаровна Распопова, в девичестве Курзина, уроженка Ветлуги.

Земская станция

В 1899 году вышеупомянутый дом со всеми пристройками был продан купцу Алексею Ивановичу Арефьеву. Его родителями были нижегородские мещане. В 1904-м Арефьев выбыл из купеческого сословия в мещане и с этого времени стал содержать земскую станцию. В те годы иногда для станций арендовали и частные дома за счёт казны. Так началась новая страница в судьбе дома.
В соответствии с учреждённой сметой на устройство и содержание станции при ней насчитывалось 15 лошадей.

Рядом с домом А. И. Арефьева по Казанской улице располагались кирпичные конюшни с просторным манежем (ныне здесь располагается магазин «Эксперт»). К услуге проезжающих на станции имелись летние экипажи-тарантасы: троечные и парные крытые и без верха, долгуши, телеги, а также зимние экипажи-сани – всего 28 штук. В 1912 году при станции насчитывалась уже 21 лошадь.

По решению земства держателей станций обязывали придерживаться строгих правил: лошади должны быть вполне годными к работе, все повозки – прочными, просторными, удобными и приличными на вид, ямщики – не стариками и не моложе 17 лет, трезвыми и способными к управлению лошадьми.
Станцию обслуживали староста, рабочий по ремонту конской сбруи, ямщики. Староста вёл записи в ведомостях о разгоне лошадей. Прогонная плата составляла 4 копейки за версту и не оправдывала всех расходов на содержание лошадей, ремонт экипажей, ковку, отопление помещения и плату ямщикам.
В сентябре 1912 года Алексей Иванович Арефьев, содержатель в то время ещё и тарасихинской станции, скончался. Его жена Степанида Михайловна отказалась от содержания станции, ссылаясь на отсутствие денежных средств. На её иждивении было пятеро детей.

С 12 ноября 1912 года Семёновской земской станцией стал заведовать Иван Кузьмич Басов, уроженец Овсяновской волости Варнавинского езда Костромской губернии. В Семёнов он переехал в 1897 году, устроился на работу конюхом к купцу А. П. Носову. Когда появилась необходимость, дал согласие содержать семёновскую земскую станцию, оставшуюся без хозяина.
В начале 1917 года и Иван Кузьмич Басов окончательно уходит на другую работу, а содержателем земской станции назначается крестьянин деревни Хвостиково Аким Яковлевич Сочнев.
В том же 1917 году в Семёнове была открыта железнодорожная станция. Построенная в 1910 – 1920-х годах железная дорога Нижний Новгород – Котельнич прошла по северной окраине города. Здесь, за кладбищем, и была построена станция с деревянным вокзалом, возведённым по проекту архитектора А. В. Щусева.
Уже в конце второй половины XIX века, когда Россия стала покрываться сетью железных дорог, вместо почтовых станций стали открываться почтовые конторы, и в них уже никто не менял лошадей и не ночевал, а только отдавали и принимали корреспонденцию. Семёновская почтовая контора в доме Арефьева располагалась до середины 20-х годов XX века.

Любимый кинотеатр

Довоенные страницы судьбы дома Арефьева – самые безликие. И сам дом потерял свой прежний облик: некогда яркий, нарядный, в то время, побелённый белой краской, стал обычным, ничем не примечательным. В нём располагались какие-то конторы, а в начале 30-х годов помещение занял клуб семёновской молодёжи, комсомольцев и пионеров.
Бывшие конюшни с настоящим манежем служили сначала складом, а потом там стали проходить показы так называемых «туманных картин»: проводилась лекция на определённую тему, которая через специальный проекционный фонарь сопровождалась показом картин по теме. Зрителей больше привлекал сам показ, чем содержание лекции. Затем несколько лет там показывали немое кино, часто с музыкальным сопровождением. Иногда применялся «закадровый голос», когда специальный человек (или в целях экономии сам владелец зала) по ходу фильма объяснял, что происходит на экране.
В середине 30-х годов городские власти принимают решение перестроить бывшие конюшни арефьевского дома в стационарный городской кинотеатр. Здание отремонтировали, обновили фасад, дали название новому очагу культуры – «Заря». В новом кинотеатре была настоящая аппаратная, пристроенная к зданию со двора арефьевского дома, довольно большой кинозал с двумя распашными выходами на улицу Луначарского, просторное фойе, буфет.
Кинотеатр «Заря» стал излюбленным местом отдыха горожан. Зал был полон всегда. К этому времени появилось звуковое кино. Когда шли премьеры советских фильмов – таких как «Чапаев», «Учитель», «Путёвка в жизнь», «Член правительства», музыкальных комедий Александрова «Весёлые ребята», «Волга-Волга», «Цирк», – работникам приходилось даже вносить в зал приставные стулья. Из зарубежных фильмов самыми популярными были «Тарзан», картины с участием Чарли Чаплина, ну и, конечно, индийский фильм «Бродяга» (1951 год).

Старый кинотеатр «Заря» в бывшей конюшне арефьевского дома улице Луначарского действовал почти 30 лет, не прекращал paботу даже в годы войны, до тех пор, пока не был построен новый просторный современный кинотеатр на улице 1 Мая (ныне киноцентр «Заря»). В те же годы городской властью решено было отдать дом Арефьева под коммунальные квартиры для горожан.

Пристанище для эвакуированных

Великая Отечественная внесла свои коррективы в жизнь дома. Стремительное продвижение фашистских войск в начале войны вызывало массовую эвакуацию на восток. Уже в июле-августе 1941 года в Горьковскую область хлынул поток людей из приграничных районов. Немало их было и в нашем городе. Для многих из них дом Арефьева стал не только спасительным пристанищем в эти страшные годы, но и родным домом на многие десятилетия.
Филипп и Прасковья Шарковские с младшей дочерью Аней прибыли к нам из Белоруссии, с оккупированной немцами территории. Их старшую дочь, пятнадцатилетнюю Соню, немцы угнали в Германию. Мария Колокольцева, жена офицера Красной Армии, с трёхлетним сыном Толиком и десятилетий дочерью Жанной приехали с Украины.
Евдокия Титова, тоже жена советского офицера, с четырёхлетней дочкой Алей и девятилетним сыном Германом эвакуирована из Петрозаводска.

В конце 1941 года в одну из комнат на первом этаже поселили еврейскую семью Верницких – женщину по имени Фанна с четырьмя детьми: старшей девочке лет четырнадцать, младшему ребёнку около двух лет. Позднее выяснилось, что Фанна – тоже жена военнослужащего, эвакуирована с детьми из Витебской области. О муже её ничего не было известно, предполагали, что он находился в лагерях. Фаня, как звали её соседи, одна вырастила и выучила детей, прожила в доме на Луначарского долгую жизнь. В конце 60-х сын Борис закончил радиофак университета, женился, остался жить в Горьком и забрал мать к себе.

У каждой эвакуированной семьи была своя жуткая история. Для более десятка семей бывший дом Арефьева стал спасением в бушующем море страшных военных лет. Жить, конечно, было нелегко: и голодно, и холодно (дрова запасали сами). Летом выручал небольшой общий огород, где у каждого была пара грядок с овощами. Все лето ребятишки бегали в лес за ягодами и грибами. А весной 1942 года за городом, у деревни Васильево, желающим дали небольшие участки под картошку. Правда, найти семена для посадки было большой проблемой. В тяжёлые военные годы спасала взаимовыручка, взаимная поддержка.
По словам Альбины Дворяниновой (Титовой), соседи по дому на улице Луначарского стали как родные – беда всех сблизила. Коридор стал и общей кухней, и местом общения. Здесь, а летом прямо во дворе, выставив столы, а на них – незамысловатые угощения, вместе встречали праздники, здесь плакали о своих и чужих утратах. Здесь со слезами на глазах встретили самый счастливый день, о котором мечтали всю войну, – День Победы.

Интернациональный дом

Весьма и весьма любопытной получилась история дома. Задуманный в далёком 1878 году как постоялый двор для временных постояльцев-купцов, съезжающихся в Семёнов в базарные дни, или останавливающихся на ночлег путников, следующих по тракту в другие города, в годы Великой Отечественной войны он стал родным для людей, спасавшихся от фашистских захватчиков.
Когда война закончилась, многие эвакуированные покинули Семёнов, но вот из дома №1 на улице Луначарского не уехал никто. Здесь выросло не одно поколение детей: старшие – дети войны Альбина и Герман Титовы, Толя Колокольцев, Глеб, Аида и Борис Чернецкие, Виктор и Николай Платыгины, Лида и Савва Абдулины, дети послевоенных лет – Таня Галкина, Тамара Денежкина, Лида Платыгина, Юра Мышенюк, Женя Слепышев, Гена и Зоя Карповы, Валентин Воронов, Гена и Стасик Щербаковы, Володя Абдулин.
Девочка, эвакуированная из далёкого Петрозаводска, Аля Титова, – Альбина Фёдоровна Дворянинова – стала известной художницей семёновской фабрики по производству сувениров и прославила город Семёнов на международных выставках в Японии и Германии. В семёновском «Музее матрёшки» один из стендов посвящён этой знаменитой художнице.

Дом №1 на улице Луначарского (прежней Казанской) всю свою столетнюю жизнь стоял на бойком месте города и никогда не пустовал. Когда-то совсем рядом, прямо под окнами, из которых вся Соборная площадь была как на ладони, шумела ярмарка. В советское время, не выходя из дома, можно было смотреть все праздничные демонстрации и митинги. Каждый вечер рядом с домом было шумно и весело: народ спешил в кино и в ожидании сеанса стоял у кинотеатра «Заря». По воскресеньям в городском саду напротив дома были танцы, на них спешила нарядно одетая молодёжь, и весь вечер в саду играла музыка.

С первых же дней войны дом стал интернациональным. В нём одной дружной семьей жили русские, белорусы, украинцы, татары, евреи. Здесь выросли поколения детей, для которых дружба и братство были дороже всего.

Фото из открытых источников


Система Orphus
Комментарии для сайта Cackle

   
   

   

Мы в соцсетях

Комментарии  

   
© «Семёновский вестник» 2013-2019
php shell indir Shell indir Shell download Shell download php Shell download Bypass shell Hacklink al Hack programları Hack tools Hack sitesi php shell kamagra jel