Наталья КАЛИНОЧКИНА
29.10.2022 г.

Держу в руках папку с материалами архивных дел историко-краеведческого музея. Документы о репрессированных земляках. Внимательно изучаю протоколы допросов и обысков, рукописные воспоминания родственников-потомков – детей «врагов народа».

Не торопясь рассматриваю старинные фотографии, с которых на меня глядят умные и честные глаза людей, пострадавших, по сути, ни за что. Мурашки по коже: как же легко ломались людские судьбы… И грусть возникает не светлая, очищающая, а тяжело переносимая, скребущая по живому. 30 октября – День памяти жертв политических репрессий.

Равнодушных к этой теме нет и быть не может. Система политического террора коснулась очень многих семей, покалечила, изуродовала, миллионы людей убила. Жертвой политических репрессий мог стать любой, независимо от происхождения и социальной принадлежности, возраста и пола. Наиболее известны имена деятелей искусства, советских руководителей и военачальников. О крестьянах же и рабочих порой можно узнать только из расстрельных списков и лагерных архивов. Они не писали мемуаров, старались без необходимости не вспоминать о лагерном прошлом, бывало, что их родные отказывались от них.

Первые пострадавшие от политических репрессий появились в Семёнове весной 1918 года. На II уездном съезде Советов, который состоялся в марте, было вынесено постановление о реквизиции домов торговцев и изъятии у них больших запасов рыбы и мануфактуры. В первую очередь были изъяты дома, реквизированы имущество у семёновских купцов и крупных мещанских торговцев: Булганиных, Жидковых, Рекшинских, Носовых, Ханыкиных, Пирожниковых, Витушкиных, Остроумовых и многих других.

В нашем музее собрана большая папка материалов о нашем земляке Григории Леонтьевиче Красильникове. Он, уроженец 1906 года деревни Кондратьево Семёновского района, был арестован и обвинён в контрреволюционной агитации против советской власти. Осуждён постановлением Особой тройки при управлении НКВД по Горьковской области 3 января 1938 года к 10 годам заключения в исправительно-трудовом лагере ГУЛАГ. Что за особая тройка? Это несудебный орган уголовного преследования, действовавший в СССР в 1935-1938 годах на уровне края или области. Тройка состояла из начальника областного управления НКВД, секретаря обкома и прокурора области.

Читаем сохранившуюся в музее характеристику Григория Леонтьевича Красильникова: «Родился в семье крестьянина, по промыслу кузнеца. С 1931 года при организации колхоза Красильников первым вступил в колхоз, сдал в колхоз лошадь и весь сельскохозяйственный инвентарь, а также и весь семенной фонд. Как отличный кузнец был поставлен правлением колхоза заведующим кузницей. Со стороны товарища Красильникова антисоветского настроения никогда не замечалось, а поэтому общее собрание Кондратьевского промколхоза «Рассвет» просит следственные органы НКВД освободить товарища Красильникова Г. Л. как хорошего работника для нашего промколхоза». И многочисленные подписи. Однако не помогло.

Сохранился и протокол допроса Григория Леонтьевича Красильникова от 22 декабря 1937 года. Сколько же человеческого мужества и стойкости нужно было иметь в себе, чтобы всё многократно отрицать и не соглашаться с обвинением!
Итак, идёт допрос кузнеца кондратьевской кузницы Григория Леонтьевича Красильникова. Социальное происхождение: кулак-кузнец. Паспорт: не имеет. Состав семьи: жена и трое детей. «Вы арестованы за контрреволюционную деятельность, которую проводили в течение ряда лет. Признаёте себя виновным в этом?» Ответ: «Виновным себя не признаю». Следующий вопрос: «Следствием установлено, что в мае месяце в деревне Трегубово вы вели контрреволюционную агитацию, выражая: «Колхозам приходит крах, колхозы не рентабельны. Советская власть прижимает религию. А если не будем молиться, урожая не будет». Признаёте себя виновным в этом?» Ответ: «Виновным себя не признаю». Вопрос: «Следствие располагает материалами, что вы клеветали на колхозы, выражая: «На трудодень колхозники получают только по 700 грамм, остатки забирает государство. Власть дерёт большие налоги. В колхозах только умереть с голоду. Дисциплины в колхозах никогда не будет». Признаёте себя виновным в этом? Следствием установлено, что вы вели контрреволюционную агитацию против займа Обороны СССР, выражая: «На гроши оборону не укрепить». Признаёте себя виновным в этом? И тот же самый ответ: «Виновным себя не признаю».

Чем сопровождались и чем заканчивались такие допросы, мы знаем по историческим и документальным фильмам. Страшно… Меру наказания «враг народа» Григорий Леонтьевич Красильников отбывал в лагерях Восточной Сибири, затем в Комсомольске-на-Амуре. Освобождён в 1947 году, в 1957 году был реабилитирован.

Перебираю архивные документы дальше. Ещё одна трагическая судьба – история жизни Фёдора Никифоровича Па-чуева. Родился он в 1913 году, в 1937 работал в госбанке города Семёнова кредитным инспектором. Обвинялся в шпионаже, диверсии, покушении на депутата.
- А дело было так, – рассказывал он лично в 1990 году тогдашней сотруднице музея Марии Ивановне Карповой. – В 1937 году в районном Доме культуры была встреча с кандидатом в депутаты Верховного Совета РСФСР Пахомовым (имя и отчество забыл), в то время министром речного флота. Я присутствовал на том вечере. В курилке увидел два висящих проводка у вентилятора, соединил их, а в зале погас свет. Вечером меня забрали. Начальник НКВД Дахновский угрожал пистолетом, требовал подписать признание. Я сидел два месяца в Горьком среди уголовников в страшной тесноте, часто подвергался допросам. Была мысль покончить с собой. В итоге заболел, у меня понизился слух.
- Освободили меня через два месяца, – вспоминал Фёдор Никифорович, – так как стоял на своём, признание не подписывал. Почему обвиняли в шпионаже? Дело в том, что до этого я служил на Дальнем Востоке, значит, имел связь с японцами. Так считали.

Несмотря на все пережитые жизненные испытания, Фёдор Никифорович Пачуев защищал свою родину в Великой Отечественной войне с августа 1941 по ноябрь 1945 года. Служил старшим лейтенантом интендантской службы во 2-й Краснознамённой армии на Дальнем Востоке. С августа по сентябрь 1945 года участвовал в войне с Японией. Награждён орденом Отечественной войны II степени.

Ещё с одним документом знакомлюсь: передо мной справка из Госархива Нижегородской области по архивному делу №II-13943 Комисина Платона Филатовича, 1893 года рождения, и рукопись его дочери Пряничниковой Анны Платоновны.
Платон Филатович был уроженцем деревни Ключи Линдовского района, жителем города Семёнова с 1924 года. Участник гражданской войны, ранен в живот в 1919-1920 годах.

Комисин купил дом на улице 1 Мая (сейчас на этом месте стоит кинотеатр), работал в семёновском леспромхозе надомником, делал колёса для телег, сани. Имел патент, поэтому изготавливал товар и для рынка. Но в начале 30-х годов не смог вовремя уплатить за патент, и его перекупил Хитрин – начальник леспромхоза. Он разрешил жить семье Комисина из пяти человек в одной из комнат их бывшего дома.

В 1935 году Платон Филатович отстроил дом на улице Свердлова, продав всё, что было возможно. Продолжал на дому заниматься изготовлением колёс и саней, и в этом ему помогали дети Анна и Иван. И вот 23-24 декабря 1937 года раздался сильный стук в дверь. Вошли два милиционера, лазили в подполье, искали оружие. Платона Комисина арестовали по доносу Смирнова А. В., жителя города Семёнова. Он был осуждён по ст. 58 п. 10 УК РСФСР, обвинялся в проведении антисоветской агитации, был приговорён к десяти годам лишения свободы. Последние слова Комисина перед смертью запомнил сокамерник: «Передать жене нечего. Всё равно ни ты, ни я свою семью не увидим». Умер он 20 декабря 1938 года в местах лишения свободы в возрасте 45 лет. Реабилитирован 16 января 1989 года.

Каждая из записанных мной историй – настоящая жизненная трагедия. Сюжет для хорошей книги или документального фильма. Настоящая правда жизни, основанная на воспоминаниях родственников, всё это видевших и переживших. А ещё – сухие факты исторических документов, с которыми не поспоришь и не усомнишься в их достоверности. Тяжёлая тема, но молчать об этом нельзя. Надо помнить. И только человеческая память способна возродить тех, кто пострадал в своей стране от Большого террора. Мы продолжим цикл публикаций о репрессиях прошлого столетия и о печальных судьбах наших земляков.

(В статье использованы материалы Екатерины Ананьевны Бирюковой и из фондов историко-художественного музея г. Семёнова).


Система Orphus
Комментарии для сайта Cackle

   
   

   

Мы в соцсетях

Комментарии  

   
© «Семёновский вестник» 2013-2019
php shell indir Shell indir Shell download Shell download php Shell download Bypass shell Hacklink al Hack programları Hack tools Hack sitesi php shell kamagra jel