Юлия МЕРКУШОВА
17.10.2017 г.

Открываются тяжёлые тюремные ворота, человек со справкой об освобождении возвращается в наш мир. Как теперь реабилитироваться и жить нормальной жизнью? Как бывшему осужденному удержаться на правильном пути, не позволив себе вернуться в преступный мир? Это мы и попытались выяснить, отправившись поздно вечером, когда все добропорядочные семёновцы уже спали, в рейд с сотрудниками полиции. 

Стоит пояснить, что в 2011 году был принят специальный нормативный акт 64-ФЗ «Об административном надзоре за лицами, освобождёнными из мест лишения свободы».  По решению суда в отношении недавно освободившихся устанавливается административный надзор и ограничения. Проще говоря, им запрещено бывать в отдельных местах, посещать массовые мероприятия, и они обязаны находиться дома с 22.00 до 6.00. А контролируют недавно освободившихся сотрудники МВД, причём «в гости» могут заехать как участковые, так и сотрудники уголовного розыска, ГИБДД, ППС… 

Конечно, административный надзор устанавливается далеко не над всеми освободившимися, а только над теми, кто совершил повторные преступления, тяжкого или особо тяжкого характера, а также над умышленно совершившими преступления в отношении несовершеннолетних. В общем, таких товарищей в нашем округе 49. 

В обществе подчас бытует мнение, что человек, совершивший преступление, обязан не только сидеть за колючей проволокой, но и испытывать страдания – должен лишиться своего «я», терпеть лишения и ограничения, тогда-то, мол, нахлебавшись такой жизни, он не захочет повторения и уйдёт из криминального мира. Но это в корне не верно – такой метод только озлобит человека, и он выйдет на свободу с ненавистью на всё окружение. Современная педагогика рекомендует создавать «сидельцам» в колонии все бытовые и прочие условия, и тогда, выйдя на свободу, они смогут стать законопослушными людьми. Их обучают различным профессиям, с ними проводят воспитательные мероприятия, организуют досуг и т. д.   

С заботой о сыне

Итак, отправляемся в рейд вместе с начальником штаба ОМВД округа, майором полиции Романом Костюничевым и старшим участковым уполномоченным, капитаном полиции Андреем Груздевым. Едем в многоквартирный дом, где проживает сорокалетний мужчина, за плечами которого три судимости, последний срок – пять лет лишения свободы. Освободился в 2016 году. На двери записка: «Нас нет дома, мы уехали!». Полицейские стучатся в дверь – слышится голос пожилой женщины. На пороге – мать поднадзорного.

- Спим уж мы! Всё в порядке, он дома. Приболел немного, температура высокая. Будить, что ли?

Полицейские проходят в комнату мужчины – явно, что тот вовсе не заболел, а изрядно выпил. Но это вроде как не запрещено. Мужчина расписывается в акте посещения и сотрудники уходят.

- Вот что значит мать – никогда не выдаст сына, – отмечает Роман Игоревич. – Вообще, это удивительная женщина. Она всегда к нему с такой заботой! Стоит ему чуть задержаться – мать сразу в отдел звонит: «Не у вас ли?». А если мы его задержали пьяненьким, в камеру на сутки определили, так она покушать наготовит, тёплой одежды привезёт. А ему бы вместо водки и сомнительной компании… За ум взяться да о матери подумать! 

- После освобождения им трудно найти работу, но всё, конечно, зависит от желания, – поддерживает беседу Андрей Александрович. – Мы контролируем их в рамках закона, но не можем обязать их не употреблять спиртное, не материться, не общаться с криминальным миром. Всё – в их руках. Действительно, есть ребята, которые устраиваются на работу, женятся, воспитывают детей, при этом не пропускают обязательные отметки в отделе полиции и в положенные часы находятся дома. 

«Я не ворую – мне стыдиться нечего!»

Едем к следующему поднадзорному, у которого тюремный стаж пятнадцать лет. Освободился в 2011 году и даже умудрялся нарушать судебное решение, не заглядывая на «отметки» в отдел полиции.

Частный дом на одной из городских улиц. Полицейские стучатся в окно, тут же появляется мужчина средних лет с голым торсом, на котором виднеются множество синих рисунков. 

- Дома, всё нормально? Выходи, поговорить надо! – просят полицейские.

- С вещами, что ли? – переспрашивает мужчина.

- Да не будем мы тебя забирать, выходи!

Через несколько минут мужчина стоит у полицейской машины. 

- Начальник, всё у меня нормально, все предписания выполняю, в отдел приезжаю, вечерами, ночами дома. Я не ворую, мне стыдиться нечего! – заявляет он. Затем расписывается в акте и, попрощавшись, уходит в дом.

- Если наши поднадзорные нарушают судебное решение, им «светит» административное наказание, – поясняет Андрей Александрович. – Бывают такие случаи. Так, если кто-то не окажется дома в положенное время, составляется протокол, а затем этого товарища водворяют в камеру на десять суток. Если и после этого подобное повторится – ещё одна штрафная декада. Вот после двадцати, а то и тридцати суток, проведённых в камере, многие берутся за ум, понимают, что лучше быть дома в положенные часы, а в назначенные дни отмечаться в отделе. К тому же надо понимать, что за административным наказанием следует уголовная – за злостное нарушение предусматривается до двух лет лишения свободы!    

Так, среди 49 в прошлом сидельцев почти половина один раз или более нарушала судебные решения. А двое из бывших вновь совершали преступления и сейчас отбывают наказания в исправительных колониях.  

- Конечно, всю жизнь контролировать мы их не можем, – говорит Роман Игоревич. – Только судом определяется срок административного надзора и ограничения. В основном от года до восьми лет. Раз в неделю они обязаны отметиться в отделе полиции, ну а мы можем их проверить в любое время, указанное в акте, хоть в пять часов утра!    

«Не успел открыть!»

Последний на сегодня визит был к поднадзорному, который живёт в многоквартирном доме. Парень ещё в молодости загремел за решётку, отсидел почти девять лет и освободился в начале этого года. 

- Мы на прошлой неделе его проверяли, – говорят полицейские. – Дверь нам тогда никто не открыл, хотя с десяти часов вечера обязан быть дома. 

На этот раз мужчина открыл входную дверь.

- Я знаю, что вы приезжали, мне соседи сказали. Я тогда не успел к вам выйти. Видите – ногу сломал, с костылями трудно. Да и куда я пойду такой-то? Дома я сижу, дома!  

Мужчина расписался в акте и отправился спать. 

- Мы каждую ночь их проверяем, по несколько человек. Так и получается, что за неделю объезжаем всех 49 освободившихся, – говорит Андрей Александрович. – Бывало, что их жёны поднимали шум: «Опять вы, да сколько можно ночами ходить? Переедем в другой город!». Конечно, мы всё понимаем – ночь на дворе, а в семьях дети, но закон есть закон, и его нужно исполнять! Ну, уедут они в другой город, будет то же самое – и это до тех пор, пока не снимут административный надзор. Мы не ограничиваем их права, такие мероприятия в первую очередь направлены на то, чтобы они понимали – их контролируют!   

Когда мы возвращались с рейда, я спросила у полицейских, а как быть с теми, кто например, хочет работать вахтовым способом в другом городе и просто физически не может находиться дома. 

- Необходимо оформлять маршрутные листы, – поясняют стражи правопорядка. – Например, прийти в отдел, сообщить, кто куда и на какой срок уезжает. Мы выдаём соответствующие документы, и уже в другом городе он обязан появиться в отделе полиции и получить отметку – тогда никаких вопросов не возникнет! Вот только на памяти что-то нет таких! Было несколько человек, которым выдавались маршрутные листы, но они просто переезжали в другие города на постоянное место жительства.   

В общем, какой бы надзор ни ограничивал, только сам человек может определиться, как жить дальше: работать, обзавестись семьёй или вновь идти по скользкой дорожке.

Фото Александра ЮРЬЕВА


Система Orphus
Комментарии для сайта Cackle

   
   

   

Мы в соцсетях

Комментарии  

   
© «Семёновский вестник» 2013-2019
php shell indir Shell indir Shell download Shell download php Shell download Bypass shell Hacklink al Hack programları Hack tools Hack sitesi php shell kamagra jel