Печать
Категория: Публикации
Просмотров: 3249

Борис БАВИН,
председатель Совета ветеранов п. Сухобезводное,
бывший председатель профкома ИК-14

12.12.2015 г.

Говоря о бескорыстной преданности человека своему делу, стойкости к лишениям и невзгодам, мы зачастую сравниваем его с солдатом, участником какого-либо значимого общественного движения или исторического события. Волей судьбы стал солдатом непростой истории поселка Сухобезводное и Николай Захарович БАРАНОВСКИЙ, которому завтра, 13 декабря, исполняется 85 лет.

Солдатом в самом прямом смысле в далеком 1952 году прибыл к месту службы в Сухобезводное молодой Николай Барановский – рядовой военизированной стрелковой охраны. Охранять стрелкам в те времена здесь было кого – 30 тысяч человек содержалось в подразделениях Унжлага.

Сухобезводное – вторая родина

-Поселок мне сразу понравился. Аккуратные деревянные жилые и административные строения, ажурная ограда сквера, стадион, красавец Дом культуры… – вспоминает Николай Захарович. – Грязи, правда, на проезжей части некоторых улиц и тогда хватало, зато по обочинам были проложены ровнехонькие дощатые тротуары. Улицу Школьную, по которой зимой и летом таскал деревянные сани гусеничный трактор, замостили булыжником. Причем, работали на благоустройстве обычные жители (чаще пожилые), а не заключенные. 

И хотя поначалу я служил на ОЛПе №8, что находился в нескольких километрах от станции Рассвет Унженской железной дороги, а затем – на лагпунктах вблизи станции Лапшанга, именно Сухобезводное стало моей второй родиной. В поселке встретил и полюбил я свою Валюшу Подмазову с улицы Серго, которая стала верной женой, хозяйкой в доме и опорой в делах, заботливой матерью наших детей – дочери Людмилы и сына Александра. К великой моей печали, она покинула нас и этот мир очень рано – 5 января 1995 года я остался один. 

 - Николай Захарович, о Сухобезводном – второй родине – понятно, а о своей первой, где родился, если можно, несколько слов… 

 - Родился я в Белоруссии, в малюсенькой нищей деревеньке с символическим названием Батрак. Имя деревня получила, скорей всего, по социальному статусу большинства населения. В семье нас было шестеро детей, я – старший. До войны не успел закончить и трех классов. А о войне, будь она трижды проклята, и о жизни на оккупированной фашистами территории Белоруссии рассказывать не буду – и без меня много сказано. В боях за Польшу в 1944 году погиб отец. После войны, когда я пошел учиться в третий класс, мне было уже 14 лет и, понятно, получить среднее образование не удалось. Несколько лет полуодетый и босиком побегал на учебу в соседнее село, да так и пошел работать в местный колхоз «Красный борец» рядовым колхозником.

До призыва в армию, покинув отчий дом, успел поработать лесорубом, затем  слесарем на Калининградском вагоностроительном заводе, откуда и прибыл воинским эшелоном на станцию Сухобезводное. 

Кстати, хотел меня когда-то запечатлеть фотограф на фоне родительского дома, но я отказался – очень уж ветхим и отрепанным был мой прикид. А тот снимок нашего дома я бережно храню всю жизнь.

Солдатские пути-дорожки

-Поначалу на распределительном пункте меня определили в артиллерийские войска, но какой-то шустрый ефрейтор с синими погонами на плечах и такой же синей фуражке уговорил перейти в колонну МВД, соблазнив денежным довольствием – рядовому лагерному охраннику срочной службы платили 250 рублей, в то время как рядовой других родов войск получал только 30 рублей в месяц. 

На станции Сухобезводное я был поражен обилием вагонов с лесом. Позднее узнал, что отсюда отправлялось до 500 вагонов деловой древесины в сутки. 

С той памятной осени 1952 года и началась моя служба. Сторожевые лагерные вышки       8-го  ОЛПа, сержантская школа, снова ряд подразделений Унжлага, демобилизация в 1955 году и сверхсрочная служба командиром отделения в школе младших командиров в поселке Комендантский – таков путь стрелка охраны. 

В 1957 году решил испробовать себя в роли воспитателя и начал работать надзирателем. Понимая, что для такой работы мне не хватает образования, в 1960 году поступил в Ленинградскую высшую политическую школу и после ее окончания, работая начальником отряда в ИК-1 и ИК-14, заочно закончил высшую школу МВД СССР. В четырнадцатую колонию я перешёл в 1968 году по приглашению легендарного ее начальника Равиля Ибрагимовича Чанышева и длительное время работал там в должности заместителя начальника по воспитательной работе.

- Исправительная колония №14 сейчас у всех на слуху, скандально гремит на всю Россию: якобы беспредел там, поборы, издевательства… Вам довелось поработать по обе стороны колючей проволоки, что можно обо всем этом сказать? 

- Как и чем живет сейчас ИК-14, я не знаю – давно уже на пенсии, но думается, что это организованная преступность всеми средствами пытается дестабилизировать работу учреждения и, выражаясь блатным языком, перекрасить последнюю «красную» зону в «черную». Смею заверить, в мое время ни о каких издевательствах не было и речи. В охране служили и дружно жили солдаты разных национальностей из всех союзных республик, а «дедовщины» не было и в помине. С осужденными обращались только на «вы», они работали, им начислялась зарплата. Случаев рукоприкладства я не припоминаю, может быть, разговоры об этом – отголоски военного прошлого Унжлага. Хотя, тогда было совсем другое время.

О друзьях-товарищах

-Как много их было и как мало осталось! Повезло мне в жизни на хороших людей и друзей, товарищей и коллег по работе. Это прежде всего мои первые руководители и наставники: начальник ИТК-1 Николай Емельянович Карпов и, конечно, Равиль Ибрагимович Чанышев, так много сделавший для становления моей судьбы. Печально, но их уже давно нет с нами. 

- Николай Захарович, по всему видно, что в канун столь солидного юбилея энергия в вас плещет через край. 

- Да, скучать некогда! Посещаю местную церковь Всех Святых, стараюсь участвовать во всех проводимых ею мероприятиях. Не забываю о здоровье – собираю травы, делаю из них целебные сборы и делюсь ими с друзьями. Более ста тысяч рублей потратил на приобретение различных физиотерапевтических приборов и приспособлений, установил их у себя в квартире – теперь пользуюсь сам и страждущим землякам не отказываю в помощи.

Очень много читаю. Особенно увлекаюсь исторической литературой. Выписываю две центральные газеты и с ближайшей пенсии обязательно подпишусь на «Семеновский вестник». 

- К юбилею полагается подарок, и я задумывал стишок написать, но как-то не сложилось и пришлось скатиться к плагиату (да простит меня автор оригинала Андрей Хабров). 

Ты не носишь широких лампасов,  Из-за них ты не рвал себе жил, Просто ты – подполковник запаса, И всю жизнь свою честно служил. Кто-то скажет: «Понты это, пафос!», А кого еще ставить в пример? Будь здоров, подполковник запаса! Будь здоров, господин офицер!!!


Система Orphus
Комментарии для сайта Cackle