16.05.2020 г.

Одна из самых ярких картинок детства – это рассказы моего отца Ивана Петровича Пашкова о войне. Его призвали сразу, едва началась Великая Отечественная. Он был миномётчиком и защищал подступы к Москве.

Входе сражения вражеская мина разорвалась в двух метрах от миномёта. Двое бойцов были сразу убиты. Отец, изрешечённый осколками, потерял сознание. Неизвестно сколько он пролежал, но всё же очнулся. Первое, что его поразило – это тишина. Только кое-где, вдалеке, раздавались одиночные выстрелы. Нестерпимо болела голова. Санитары, видимо, приняли его за мёртвого бойца. Ощупав себя, он понял, что жив, но был весь в крови. Правый глаз ничего не видел. В таком состоянии отец принял решение идти в тыл, искать медсанбат. Он ещё не знал, что как раз в эти дни вышел приказ Сталина «Ни шагу назад!». Согласно этому приказу были сформированы заградительные отряды, наделённые правом без суда и следствия расстреливать на месте тех, кто самовольно покинул передовую или просто струсил.

Зажав правой рукой глаз, из которого струилась кровь, отец медленно шёл в тыл. Ему было в это время 30 лет, и физически он был очень сильным человеком.  Другой вряд ли мог бы передвигаться после таких ранений. Вдруг, словно из-под земли, перед ним вырос офицер в звании лейтенанта и тут же прозвучал голос: «Солдат! Ты оставил передовую, бросил оружие. Я имею полное право тебя расстрелять!» И наставил на отца пистолет. Долго думать было некогда, оправдываться тоже. Отец вспомнил, что в правом кармане у него лежит немецкий браунинг, изъятый им из шинели убитого немецкого офицера. Он был очень маленьким. Наши солдаты обычно звали его «дамским».
Отец правой рукой выхватил из кармана браунинг и направил его на лейтенанта со словами: «Стреляй! Я тоже успею!». Лейтенант застыл, глядя не на пистолет, а в лицо отца. А ведь действительно было от чего застыть: когда отец убрал правую руку с глаза, доставая пистолет, из зияющей кровавой раны вывалилось глазное яблоко. Не упало, а повисло на тонком нерве. Лейтенант опустил пистолет, позвал пробегающего мимо красноармейца и приказал: «Солдата доставить в медсанбат и сдать врачам живым. А ты, солдат, сдай браунинг, вряд ли он тебе больше пригодится».

Так что мне крупно повезло. Потенциально я был уже на этом свете, даже ещё не зародившись. Провалявшись почти год по госпиталям, перенеся десятки операций, отец вернулся домой к жене и двум родившимся ещё до войны, детям. А 2 апреля 1943 года появился я, известивший мир о себе басистым ором. Вот откуда у меня бас! Он появился ещё при рождении.

На лице отца всегда была чёрная повязка – наглазник. Он не мог вставить стеклянный глаз, потому что была раздроблена височная кость, и зацепить протез было не за что. Я, маленький, всегда с ужасом думал: а если бы осколок ударил на несколько миллиметров подальше от глаза, не было бы отца, а значит, и меня. Я уже тогда не очень-то верил, что детей находят в капусте или в гнезде аиста.

Всю оставшуюся послевоенную жизнь отец провёл у кузнечного горна. Трудно себе представить, как колхоз, да и вся округа обходились бы без его поистине золотых рук. Через них проходили телеги, плуги, культиваторы, всякого рода запасные части, подковка для лошадей и т. д. и т. п. Ложкари всей округи пользовались его инструментами: топорами, ножами, резцами, тёслами…
Будучи уже взрослым человеком, я встречал людей, которые с гордостью говорили, что у них есть инструмент, который выковал сам Иван Петрович Пашков! Слышать это было очень приятно. Одноглазый кузнец с оставшимися осколками в районе позвоночника, рискуя у горна потерять второй глаз, творил чудеса.

Отец ушёл в 1978 году, в возрасте 67 лет. Ушёл вместе с осколками. Всю жизнь, имея дело с железом, он и на тот свет немного его прихватил. С его изначальным здоровьем ему бы ещё жить да жить. Но война всё-таки его догнала. Уже после его похорон ко мне пришла мысль о том, как нам, его детям, повезло – он вернулся с войны живым! Пусть покалеченным, но живым!

А сколько моих сверстников росло без отцов! Конечно, в первые, послевоенные годы им было особенно трудно. Поэтому делиться со своими друзьями тем, что у тебя есть, было в порядке вещей. А взрослые это поощряли. Отец накопит куриных яиц за свою работу (кому кольца к колёсам сделает, кому топор приведёт в порядок), сварит в ведре на горне, вывалит на лужок и говорит мне: «Вовка, зови своих сорванцов, пусть они тоже поедят».
Взаимопомощь, взаимовыручка свойственны нашему поколению, или как теперь говорят, «детям войны». Это доказано самой жизнью.

Владимир ПАШКОВ


Система Orphus
Комментарии для сайта Cackle

   
   

Июнь 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
31 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 1 2 3 4
   

Мы в соцсетях

Комментарии  

   
© «Семёновский вестник» 2013-2019
php shell indir Shell indir Shell download Shell download php Shell download Bypass shell Hacklink al Hack programları Hack tools Hack sitesi php shell kamagra jel