Юрий КОЛЮКИН
09.06.2018 г.

Прямую линию президента впору наделять официальными юридическими полномочиями. Да-да, так и надо записать в Конституции: «Высшим законодательным органом является ежегодная прямая линия президента».

А заодно уж и высшим исполнительным органом. И надзорным тоже. Потому как положение Основного закона, касающееся парламента, да ещё состоящего из двух палат, похоже, безнадёжно устарело. К чему, скажите, все эти заседания, совещания, депутатские инициативы и т. д. и т. п., если все самые актуальные вопросы нашей жизни можно решить за четыре часа общения президента с народом в прямом эфире?

Неоправданно закрыли больницу в райцентре? После прямой линии откроют. Недоработали закон о льготном ипотечном кредитовании многодетных семей? Исправят. Загнули цены на бензин? Ошибочка вышла. Кстати, надо отдать должное президенту, который единственный признал рост цен на автомобильное топливо недоработкой правительства. До этого все эксперты искали и, что самое интересное, находили объяснение этому странному явлению объективными причинами на фоне роста мировых цен на нефть. А оказывается, виноват регулятор, то бишь, финансовый блок правительства. Что, как сказал президент, недопустимо. Правда, после слов о недопустимости все ждали продолжения о том, что совсем скоро, после некоторых манёвров со стороны кабинета министров, стоимость бензина вернётся на прежний уровень, но этого, к сожалению, не произошло. А жаль. Видимо, обратной дороги ценам в России попросту нет. Даже после признания правительственных ошибок.

Прямую линию смотрели или слушали наверняка все. Не знать о ней было невозможно. О ней начали говорить за несколько дней до самого события, её транслировали множество телевизионных каналов и радиостанций, и потом ещё, можно не сомневаться, несколько дней нам будут объяснять, что имел в виду президент, когда говорил то-то и то-то. Чтобы мы, несмышлёныши, как-то неправильно не истолковали слова главы государства.

Кто-то услышал всё, что ждал от президента, кто-то остался неудовлетворён содержанием беседы. Так или иначе, но все мы узнали, что к повышению пенсионного возраста нужно подходить аккуратно (хотя лучше бы вовсе не подходить), что криптовалюта не может быть национальной денежной единицей (что, во-первых, очевидно, а во-вторых, вряд ли волнует большую часть населения страны) и что ни Владимиру Путину, ни куратору всего сельского хозяйства нашей страны Алексею Гордееву не известно, почему мясо коровы называется говядиной. Жаль, о том, почему в деревне остаётся всё меньше живой говядины, никто не спросил...


Система Orphus

   
   
Июнь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 31 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 1
   

   

   

   

Комментарии  

 
   
© «Семёновский вестник» 2017-2018