13.01.2021 г.

На должность редактора районной газеты «Ленинский путь» я была назначена в 1986 году, в самом начале перестройки. Многие, наверное, подзабыли то время, а молодёжь и вовсе не знает, кто, что и зачем перестраивал.

Но только не журналисты. Ведь на газету, как и на другие средства массовой информации, этот период повлиял существенно и неоднозначно.

«Так жить нельзя!»

О необходимости экономических и идеологических перемен говорили уже не только на кухнях. О них писали в центральных газетах, в любимом всеми журнале «Огонёк», показывали в обличительном фильме С. Говорухина «Так жить нельзя!», вещали с экранов телевизоров. Но особенно притягательными и многообещающими были речи нового генсека компартии СССР М. Горбачёва. «Да, менять в нашей жизни есть что, поправить чуточку нужно, если сбились с пути, но уж никак не менять курс государства полностью», – так думало большинство советских людей. В том числе и коллектив нашей редакции.
И долгожданный ветер перемен, казалось, ласково подул в нашу сторону. Помню, с каким интересом слушали мои коллеги рассказ о VI съезде Союза журналистов СССР (1987 год), где я представляла районщиков в составе делегации от Горьковской области. Колонный зал Дома Союзов в Москве едва вмещал собравшихся на «съезд гласности». Так окрестили его посланцы СМИ ещё огромной тогда страны. Рядом со мной сидели те самые «прорабы перестройки», чьи статьи я увлечённо читала в прессе, чьи репортажи видела по телевидению. И каждый открывал что-то новое, говорил об особой роли журналистов в этот переломный момент. Трибуна съезда была одновременно и местом покаяния, где признавались в ошибках, говорили об обязанности честно служить своему народу. Особенно потряс нас рассказ Михаила Лещинского о войне в Афганистане, где он был собкором. Правдивый рассказ.

После съезда дискуссия о перестройке работы СМИ усилилась. Просматривая сохранившиеся у меня газеты тех лет, обратила внимание, что эта тема волновала газетчиков больше всего. Одни заголовки чего стоят: «Гласность и слышимость», «Авторучка на верёвочке», «Редакция внутреннего сгорания», «Безгласная глубинка» и т. д.  Думаю, компартия в то время уже понимала, что нужно срочно менять стиль взаимоотношений со СМИ и кое-что предпринимала. Пример этого – встреча за круглым столом в Горьковском обкоме КПСС партийных работников и журналистов нашей области с членом Политбюро, секретарём ЦК КПСС Е. К. Лигачёвым. Тема для обсуждения, естественно, «Партийный комитет и газета». В числе приглашённых – редакторы «Горьковской правды», «Ленинской смены», газеты «Дзержинец», собкор «Экономической газеты» и от районных газет я. Говорили о причинах конфликтов между журналистами и партийными работниками, о слабой материальной базе изданий, о профессиональном уровне кадров, о необходимости хозрасчёта в редакциях. Егор Кузьмич оказался приятным, понимающим собеседником, сказал, что партработников «в полном смысле слова надо учить, как руководить печатью», согласился, что готовившийся тогда закон о печати облегчит работу, но и повысит ответственность как учредителей, так и журналистов, призвал прессу к созидательной работе.  Нормальная получилась беседа. Отчёт о ней был опубликован в журнале «Журналист» и в «Горьковской правде» за 31 августа 1988 г. Меня, правда, удивил звонок первого секретаря Семёновского райкома КПСС, который попросил пояснить моё выступление на круглом столе. Спокойно поговорили. Надо сказать, что у нашей газеты с учредителями всегда были деловые, доверительные отношения.

Как руководили печатью

В этом я убедилась окончательно, когда в составе комиссии, созданной областной организацией Союза журналистов, разбиралась в конфликте РК КПСС Воскресенского района с местной газетой «Колхозная победа». На расширенном пленуме райкома заслушивали редактора газеты Е. Р. Смирнову о стиле и методах работы по руководству редакцией. Вердикт уважаемого собрания был суров: редактору за допущенные ошибки выразить недоверие и уволить с работы. Елену Рудольфовну обвинили в том, что при её попустительстве в редакции появилось стремление вывести районную газету из-под контроля райкома КПСС и райсовета депутатов, тем самым лишить парторганизацию главной политической трибуны. Заседание длилось шесть часов. Это было не просто судилище, а настоящее линчевание. Журналистов уничижали, не внимали доводам членов комиссии, что у газеты большой тираж, её любят в районе, о чём свидетельствовал опрос. А напоминание о недавней победе воскресенцев в конкурсе «Перестройка: стиль и методы работы» только подлило масла в огонь. Первый секретарь райкома партии уверенно заявил, что прежде чем подводить итоги конкурса, члены жюри областного конкурса должны были посоветоваться с РК КПСС. Не тронули руководителя района и слова Е. Р. Смирновой, что «журналист – не винтик, а творческая личность». Судьба её была решена. Вскоре она уехала из района, но как истинный профессионал успешно продолжила карьеру журналиста в соседнем областном центре. Статья об этой истории с заголовком «Опальная газета» была опубликована в «Ленинской смене» 5 июня 1990 года. Автор сделала, на мой взгляд, правильный вывод: маленькой газете, стремящейся говорить серьёзно о больших проблемах, без умной и грамотной тактики просто не выжить. Тем более что в тот период объявленная XXVII съездом КПСС гласность ещё не была подкреплена юридически.

Закон «О печати и других средствах массовой информации» всё-таки появился, но чуть позже. Кстати, в нём уже и упоминания не было о пресловутых принципах партийного руководства печатью. Законопроект его, под которым впервые в СССР стояли подписи авторов, широко обсуждался. Закон получился неплохой: в нём были учтены права и обязанности всех сторон, участвующих в процессе организации и производства СМИ.
Но практика показывает, что самой незащищённой фигурой остался редактор. Даже на моей памяти несколько руководителей печатных СМИ из-за конфликтов с учредителями попадали в больницу с инфарктами, освобождались якобы по несоответствию должности, вынуждены были переезжать на другое место жительства. Длительные тяжбы редко завершались восстановлением на работе. Как ни парадоксально, но были случаи, когда редакторы, избранные коллективом редакции, им же и изгонялись. А с выборами депутатов разных уровней пришла новая напасть. После завершения выборной кампании состав руководителей изданий значительно обновляется. Народные избранники кому-то заранее обещают тёпленькое, как они, видимо, считают, местечко…

Саморегулирование

Но в целом действующий закон «О печати» стал настольной книгой журналистов не только в профессиональной деятельности, но и в судах. А они теперь стали обыденным делом. Правда, наша редакция не так часто судилась. Тяжбы всегда изнуряющи. Помню, как неприятно было несколько раз ездить в областной суд по иску владельцев могильника радиоактивных отходов, находящегося в нашем районе. Семёновцы выставляли там пикеты, газета писала об этом. Редакцию обвинили чуть ли не в подстрекательстве людей к беспорядкам и оштрафовали. Корреспонденты лучше стали понимать, как осторожно нужно подбирать слова. Чтобы обезопасить себя, сотрудникам пришлось постигать юриспруденцию. В этом нам помогал Союз журналистов, Фонд защиты гласности А. Симонова, Нижегородский Центр защиты прав прессы, региональная комиссия по информационным спорам. В 2001-2004 годах реализовывался проект «Развитие саморегулирования СМИ в Нижегородской области», в рамках которого в редакции «СВ» была введена должность омбудсмена, читательского редактора, предотвращающего конфликты с читателями. Им стала Г. Алтухова. Она была включена в группу журналистов, побывавших в США. А мне зарубежный опыт работы по предотвращению конфликтов с подписчиками удалось посмотреть в Германии, в Европейском институте СМИ в Дюссельдорфе. Поездки, конечно, интересные, однако, надо признать, российская действительность далека от зарубежной.  
ы всегда помнили, что учиться надо на чужих ошибках. Поэтому, видя, как бедствуют некоторые районки, стали искать оптимальную модель издания. Каждый вносил предложения по перестройке внутри коллектива. Так родилась новая концепция газеты на 1991 г. Изложена она была в передовой статье новогоднего номера. В ней говорилось о приоритете общечеловеческих ценностей, о злободневности, объективности и качестве публикаций, о расширении их тематики. Предлагалось вести дискуссии на страницах газеты, соблюдая принцип плюрализма мнений. Заканчивалась статья так: «Хотелось, чтобы районная газета стала своеобразным мостом между народом и местной властью, чтобы она объединяла общество в поиске решений жизненно важных для района проблем».

Читатель – газета

Читатели откликнулись на призыв оживить газету. Заметно увеличился поток писем в редакцию. Писали о наболевшем, размышляли, как улучшить жизнь в районе. К сожалению, некоторые читатели решили, что через газету можно свести счёты со своими обидчиками. В таких посланиях одни люди обличались в приписывании себе незаслуженных геройских поступков в годы Великой Отечественной войны, другие обвинялись в незаконном получении диплома о высшем образовании, а третьих, чья семейная жизнь трещала по швам, предлагалось выставить на обсуждение всего района. Просто доносы какие-то! Этим «корреспондентам» было предложено разбираться со своими «героями» лично.

Большинство же правильно понимали свою задачу: сообщали интересные факты, новости, участвовали в выпуске тематических страниц, предлагали новые рубрики. Наиболее активные становились внештатными авторами. У каждого отдела были такие. Ведь партийная установка требовала, чтобы 60 процентов газетной площади занимали материалы внештатников и только 40 – штатных работников. Творческие порывы журналистам приходилось сдерживать, меньше «лить воды», писать без лирики, беречь драгоценное место на четырёх газетных полосах, отведённых по ГОСТу для всех районок СССР. «Толстеть» нам дозволили в середине 90-х. Одним словом, от стереотипов уходили постепенно. Пусть маленькими шажками, но всё-таки шли к новому, неизведанному.

Первым публичным новшеством стала выставка кошек (проводили её вместе с обществом охраны природы). Успех был ошеломляющим. Желающих показать своих домашних любимцев оказалось больше, чем ожидалось. Фойе Дома культуры было заставлено клетками для животных. Входили в ДК и выходили в разные двери, чтобы не создавать толкучки. Работало жюри, хозяева хвостатых питомцев волновались. Контролёрами на входе были школьники. Одна девчушка не пропустила без билета «дяденьку», который привёл на выставку дочку с кошкой. Потребовалось вмешательство взрослых. Мужчина оказался первым секретарём райкома партии. Вот такой милый эпизод.
Первый розыгрыш лотереи для подписчиков газеты тоже проходил в Доме культуры, только в большом зале. На сцене стоял лототрон (деревянный барабан) с талонами подписчиков. Объявлялся приз, крутился барабан, доставался талон счастливчика. Правда, в зале выигравших оказалось немного, основная масса получила призы потом уже в редакции. Зато зрители убедились: всё делается открыто и честно. С тех пор, наверное, мы  подружились с работниками ДК, которые не раз выручали нас в Дни печати, а в один из юбилеев газеты приготовили для нас шикарное театрализованное представление.

Как слово наше отзовётся

С появлением в редакции выпускницы журфака Ленинградского университета Светланы Суворовой к нам чаще стала заглядывать молодёжь. Талантливая девушка с множеством современных идей, поэтесса с берегов Невы, она собирала вокруг себя семёновских ребят, мыслящих неординарно. Так у нас появился клуб «Диспут», занятия которого проводились довольно часто, о чём, естественно, рассказывалось в газете. Переехав к родителям в Горький, С. Суворова продолжила работу в газетах.
После её ухода молодёжную тематику подхватили ещё трое новичков, решивших попробовать себя в роли журналистов – Г. Козлова, Ю. Колюкин, А. Юрьев. Да так и остались у нас и теперь возглавляют ключевые посты в редакции.
А вот в общении с некоторыми ветеранами у нас, откровенно говоря, не всё ладилось. Прежде всего им не понравилась смена названия с «Ленинского пути» на «Семёновский вестник». Это произошло 19 сентября 1991 года после предварительного обсуждения с читателями. Такое случилось не только в нашем районе, но и в нескольких других, где «Ленинским путём» были названы не только газеты, но и колхозы. И наша корреспонденция могла по ошибке попасть в другое место. Ну и, конечно, многие признавали, что такое конъюнктурное название не соответствовало духу времени. Кроме того, ветераны-активисты в штыки воспринимали публикации политиков-демократов, высказывания по текущим моментам не только членов правительства, но и президента. Конечно, они имели право на собственное мнение, но уж очень воинственен, непримирим был их настрой. Помню, на встрече с кинорежиссёром Никитой Михалковым в «Заре» кто-то из уважаемых ветеранов задал ему вопрос: «Что ж вы предали своего отца?» Имелся в виду поэт Сергей Михалков, автор текста гимна СССР. На что Никита, побледнев, резко ответил: «Я вам не Павлик Морозов!» Встреча была скомкана.
Конечно, доля вины редакции (да и моей как руководителя) в этой конфронтации есть. Мы не всегда предугадывали, как слово наше отзовётся. Речь идёт о первоапрельской шутке в «СВ» об исчезновении из центра города памятника В. И. Ленину. Его якобы демонтировали и продали, чтобы вырученные деньги отдать на зарплату бюджетникам. В действительности это был лишь фотошоповский трюк. Реакция читателей была неоднозначной. Многие пожилые люди с негодованием восприняли это сообщение. Для них Ленин не мог быть поводом для шуток. Они воспитывались на его идеалах и свято верили в них. Может быть, благодаря этому советская власть и продержалась более 70 лет. Осадок от этого инцидента остался до сих пор.

Только вперёд!

В начале 90-х хотелось надеяться, что скоро всё наладится. Тогда мы и не предполагали, что ветер перемен ещё не утих. И нас, как и всю страну, ждут новые испытания. Экономический и политический кризис в СССР продолжался, и 19 августа 1991 года власть в стране захватили путчисты, Госкомитет по чрезвычайному положению (ГКЧП). Я в это время была в отпуске, в походе на байдарках. Новость узнала лишь на другой день. Средств связи никаких, до Семёнова добралась только к вечеру. Больше всего меня волновало, что делается в редакции. Но там, как я и предполагала, всё было в порядке. Принципиальную позицию заняли ответственный секретарь газеты Н. Лучицкая и зав. сельхозотделом С. Бармина. Коллектив их поддержал. Газета опубликовала заметку С. Барминой под заголовком «Завтра смелым быть поздно». В ней прозвучало решительное нет организаторам госпереворота. Оценку их некоституционным действиям дали и депутаты областного Совета народных депутатов Н. В. Коротков, Н. А. Краснов, В. Л. Кузнецов. Путчисты продержались всего три дня. Но страна наша стала совсем другим государством, где было много гласности, суверенитета, но мало порядка и понимания, куда мы идём.

С запретом компартии, закрытием райкомов и сменой учредителей (ими стали Семёновский районный Совет народных депутатов РСФСР и – впервые в истории – коллектив редакции) проблем у газеты не убавилось. И теперь нас больше волновали не идеология и свобода слова, а финансирование. Романтик перестройки, любимец журналистов Борис Немцов, ставший вскоре во главе уже Нижегородской области, объявил, что пресса свободна. На деле оказалось, что свобода распространялась не только на то, что и как писать журналисту, но и где брать деньги на хлеб насущный. Он упразднил управление по делам печати в облисполкоме, которое ведало финансированием районных газет. «Семёновский вестник», имевший в 1991 году хороший тираж 13900 экземпляров, был рентабельным и сводил ещё концы с концами. Но некоторые наши соседи уже сидели без денег и зарплату получали макаронами и велосипедами. К тому же сильно подорожали бумага, услуги почты и типографии. Проблема выживания районных газет встала на первое место. Было предложено зарабатывать деньги самим. Но так как наши редакции относятся к некоммерческим организациям, в своих действиях они ограничены. Повсеместно открывались отделы рекламы, кто-то занимался издательской деятельностью, организовывал собственную доставку газет. В это время нам здорово помогал областной Союз журналистов и межрайонные летучки нашего творческого объединения, руководителем которого я была на общественных началах. Для учёбы, обмена опытом мы ездили по всей области и за её пределы, побывали и подружились с редакциями г. Мурома Владимирской области и г. Мытищи в Подмосковье. Заманивали на наши летучки лучших специалистов газетного дела из Нижнего Новгорода, учёных с факультета журналистики университета им. Лобачевского. Думаю, всё это было не напрасно.

Газеты, входящие в Семёновское творческое объединение, не только выжили, а вошли в число лучших районных СМИ области. Мы убедились, что трудности сплачивают, но лишь в том случае, если коллектив ощущает себя командой. В газете, где я проработала 35 лет, из них 21 год редактором, так всегда и было. И передавалось как бы по наследству. Я пришла работать в газету «Ленинский путь», которой руководил Фёдор Алексеевич Мухин, собравший прекрасный коллектив. Редакция работала как хорошо отлаженный механизм, но по правилам того времени. Новый состав уже «Семёновского вестника» продолжил лучшие традиции предшественников. И вот те, кто пришли к нам мальчишками и девчонками, стали профессионалами нелёгкого газетного дела. Они владеют передовыми технологиями, имеют возможность печататься в современной типографии, совершенствуют своё мастерство. Хочется пожелать, чтобы на извилистом пути современной прессы их сопровождал только попутный ветер перемен. А перемены неизбежно будут и в дальнейшем. Такая уж у журналистов доля.

Т. ЕВСТРОПОВА,
заслуженный работник культуры РФ,
редактор Семёновской районной газеты с 1986 по 2007 год


Система Orphus
Комментарии для сайта Cackle

   
   

   

   

Мы в соцсетях

Комментарии  

   
© «Семёновский вестник» 2013-2019
php shell indir Shell indir Shell download Shell download php Shell download Bypass shell Hacklink al Hack programları Hack tools Hack sitesi php shell kamagra jel