Феникс ЯСНОВСКИЙ
03.07.2018 г.

Если посмотреть на историю Руси вплоть до конца XVII века, то мы увидим, какое огромное значение имело православие в жизни русского человека.

Об этом прекрасно сказал Фёдор Михайлович Достоевский: «Русский народ весь в православии и в идее его. Более в нём и у него ничего нет – да и не надо, потому что православие всё».

С Крещением Руси начался новый период развития нашего народа, становление других ценностей, на порядок отличающихся от язычества. Хотя нельзя сказать, что в язычестве было одно лишь отрицательное. В языческую эпоху в восточных славянах присутствовало этическое сознание понятия о «прекрасном». Духовный мир славян формировался в процессе сложных взаимоотношений с природой. И это люди выражали с помощью культовых обрядов, всевозможных магических действий, а также в своём творчестве. Таким образом складывался определённый эстетический компонент, в котором христианская культура нашла свою основу.

В 988 году князь Владимир крестил Русь. Он не только сделал людей верующими в единого Бога, но и подарил славянам новую культуру, новую идею и смысл жизни. Что пленило русских в выборе веры? То, к чему ближе было их самосознание, то, в чём природные черты национального характера находили отражение. Картина Страшного суда, торжественная служба в храме святой Софии и исполненное любви христианское учение поразили созерцающее русское сердце. Это был именно тот «хлеб», в котором нуждалась славянская душа. Вместо языческого отношения «человек-природа» усваивается отношение «человек-Бог».

Православие охватило все сферы человеческой реальности. Заимствовав христианство от Византии, Русь получила византийскую культуру и просвещение. При этом процесс проходил безболезненно и естественно. Русские действительно не богословствовали в схемах и формулах. Философ И. А. Ильин пишет: «Русское православие воспринимает Бога любовью, воссылает Ему толику любви и обращается с любовью к миру и к людям… Русский народ принял христианство не от меча, не по расчёту, не страхом и не умственно, а чувством, добротою, совестью и сердечным созерцанием. Когда русский человек верует, то он верует не волею и не умом, а огнём сердца». Богословие на Руси заключалось прежде всего во внутреннем очищении и умении молиться. С приходом христианства русские стали направлять все свои силы на достижение святости. К ней стремились люди абсолютно всех сословий: простые крестьяне, монахи, князья, цари. Православные старались жить так, чтобы их жизнь можно было назвать «жизнью во Христе». Каждый шаг и вздох сопровождался призыванием Божьего имени. Русский народ признал высшей ценностью святость, и поэтому, стремясь к добру, он поставляет земные относительные ценности на последнее место. Этот характер православия ярко выражен во всём богослужении и годовом цикле церковной жизни. Вершиной этого цикла является «праздников праздник» – Воскресение Христово, то есть победа над смертью, над тленным, надежда на будущую вечность. «В древнерусской святости, – пишет Н. О. Лосский, – евангельский образ Христа сияет ярче, чем где бы то ни было в истории». Русские святые всегда служили своего рода «духовными маяками», к свету которых тянулись все остальные. Центрами духовной жизни всегда были и остаются монастыри.

Существует понятие «древнерусского лада печальности». Он был одной из форм русского национального религиозного мифологического миросозерцания. Любовь к Богу наполняла русского человека решимостью не иметь собственной жизни, а жить исключительно жизнью духовной – стать «сосудом Божества». Для этого нужна жертва смирения и сокрушения. Уместно здесь привести мнение преподобного Нила Сорского: «Плач о грехах утверждает благоразумие, укрепляет в вере, плодит спасение, просветляет дух. Слёзы духовные усиливают неописуемое состояние сладости; ум подвижника насыщается духовной пищей и весельем; оно охватывает и всю сферу чувств: помыслы умиротворяются и утишаются…; из глубины сердца льётся некоторая несказанная сладость…». Это преимущественно монашеское делание простые миряне при их житейских заботах и суете пытались осуществить на Руси.

Огромное значение оказывала государственная власть в лице царей и князей. Она не только устанавливала законы и регулировала общественные отношения между людьми, но и часто нравственно воздействовала на них. Лучшим примером может послужить жизнь и поучения князя Владимира Мономаха, который любил повторять: «Не хвалю ведь я не себя, ни смелости своей, но хвалю Бога… бедного смерда и убогую вдовицу не давал в обиду сильным и за церковным порядком следил и за службой сам наблюдал…». Князь Владимир сочетал в себе мудрость правления, мужество воина и любовь христианина. Другой пример влияния православия на власть и законотворчество мы находим в «Суде Ярослава Володимерича». В одном из пунктов говорится, что «за убийство княжеского отрока, конюха или повара платить 40 гривен, за убийство тиуна (княжеского приказчика) или конюшного платить 80 гривен». На то время гривна равнялась 409,5 граммам золота. Цена жизни стала высокой.

Православие многое меняло в прежней жизни славян. Почти каждое действие освящалось Богом. Даже тексты летописей, сношений князей друг с другом, доклады дипломатов – все эти документы полны упоминаний о Боге, мыслей о воле Божией. И, наверное, прав был А. С. Хомяков, говоря следующие слова: «Наша древность представляет нам пример и начало всего доброго в жизни частной, в судопроизводстве, в отношениях людей между собой… Это лучшие инстинкты души русской, образованной и облагороженной христианством, эти-то воспоминания древности неизвестной, но живущей в нас тайно, произвели всё хорошее, чем мы можем гордиться».

В каждом народе накапливаются вековые традиции, объединяющие его и определяющие его характер и устои. Теряя традиции, народ утрачивает постепенно свой характер, свой менталитет. До революции наш народ, например, был самым малопьющим в Европе. В США пили в два раза больше, в Германии в три раза больше, в Италии в четыре раза больше, а во Франции пили в шесть раз больше, чем в России. Даже по крепкому алкоголю на душу населения нас обгоняли семь стран Европы и Америка. В сельской местности запойных мужиков практически не существовало.

Семьи были, как правило, крепко верующими в Бога, многодетными, работящими и хозяйственными. Держали крупный скот не только в деревнях, но и во всех сёлах, посёлках и даже на окраинах самых крупных городов.

В 1963 году в сёлах и городках запретили иметь скот, люди плакали, резали скотинушку, перестали ходить за коровами. Прошло три года, и снова разрешили, сказали: «Ладно, можно завести корову». Соседка сказала дочке: «Давай купим корову». А дочка ответила: «Мама, ни за что. Чтобы в пять утра вставать – не буду. Молоко я в магазине куплю». Раньше ходила за коровой, потому что и мать ходила, и бабушка – всё это естественным путём передавалось из поколения в поколение. Всего на три года прервалась традиция, и всё переменилось. Нет крестьянства!

Началось с шестидесятых годов повальное пьянство. Самое страшное – ослабли православные традиции, решительно определяющие несокрушимый дух русского народа. Немецкий канцлер Отто Бисмарк говорил: «Русских невозможно победить, и мы убедились в этом за сотни лет. Но им можно привить ложные ценности, и тогда они победят сами себя». Это европейские ценности либерализма, протестантизма, материализма, атеизма, коммунизма…

Сколько усилий приложили внутренние и внешние враги России, чтобы уничтожить 1000-летнюю православную русскую традицию! Что-то им удалось, что-то ушло безвозвратно. Но, главное, то, что в генетической памяти народа остаётся чувство святости Церкви и Бога. Недаром Генри Киссинджер, влиятельный политик США, в 1990-е годы заявил, что самая главная задача для них – сокрушить Русскую Православную Церковь. Они знают, что если православие уйдёт на Руси, то и Россия уйдёт в небытие.

Как точно выразил философ Иван Ильин, православие дало людям установку «на любовь к Богу и боголюбивой любви к человеку», которая даёт гармоничное равновесие между инстинктом, чувством, волей и мыслью. За 1000 лет православие вошло в «плоть и кровь» русского народа, и несмотря на многие десятилетия атеистической пропаганды, победившей, казалось бы, религиозную логику людей, православная вера в России стремительно возродилась, как только исчез «призрак коммунизма».

И хотелось бы, чтобы это возрождение было качественным и заключалось не только в строительстве храмов, монастырей, православных гимназий, а в укреплении и совершенствовании нашей веры. Потому что если создать православные формы, не наполненные духом, получится уродство. Для многих сегодня быть православным – это мода. В храмах и на православных мероприятиях мы можем увидеть кого угодно – от высокопоставленных лиц до людей, сменивших пол и ориентацию.

Святитель Иоанн Златоуст сказал, что самое страшное время для Церкви – это когда нет гонений. К сожалению, сейчас многие люди воспринимают Церковь не как самое важное и дорогое для сердца, не как тело Христово, а как некую структуру под сокращённым название «РПЦ». Патриарха называют топ-менежером, священников – коммерсантами. Это происходит от элементарного невежества и незнания нашей православной веры, от разочарования в добре. Для многих Церковь – это крещение младенцев и отпевание покойников, а в промежутке… пустота. И эта пустота – наша жизнь без Бога. Законы принимаются без Бога, дети воспитываются и учатся без Бога, работа совершается без Бога, горе и радость без Бога и т. д.

«У нас светское государство», – говорят нам со всех сторон. Но простите, зачем тогда идут в церковь за крещением, отпеванием, просят продать свечку – всё лукавство, лень и лицемерие? Бог поругаем не бывает! Бог – это любовь, правда и путь к жизни!


Система Orphus

   
   

   

   
Ноябрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 31 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 1 2
   

   

   

   

Комментарии  

 
   
© «Семёновский вестник» 2017-2018